Акустические системы Vienna Klimt The Music С умом и любовью

22.07.2010 Возврат к списку Просмотрено: 3252 раз

  • Vienna Klimt The Music   Густав Климт — австрийский художник, живший и творивший нарубеже XIX-XX вв., ставший у себя на родине основоположником стиля модерн. Во многих его работах присутствовал откровенный эротизм, а с учетом того, что речь сейчас пойдет о такой вполне прозаической материи, как акустические системы, подобные параллели вызывают, прямо скажем, удивление. В добавок, австрийская же (как несложно догадаться) компания Vienna Acoustics ранее использовала для поименования своих моделей исключительно имена великих композиторов прошлого. Ну что ж, посмотрим, а заодно и послушаем.

       В этом году фирма, основанная талантливым разработчиком Питером Гангстерером, отмечает свое 20летие. Расположенная неподалеку от столицы Австрии, Вены, которая заодно негласно считается и европейской (а по большому счету и мировой) музыкальной столицей, она, безусловно, не может не испытывать на себе сильнейшее влияние этого старинного очага культуры и искусства.

       Многие производители акустических систем, описывая технологии или особенности звучания своей продукции, любят проводить аналогии с различными музыкальными инструментами. Что же касается ребят из Vienna Acoustics, то их любимое сравнение —с легендарным концертным залом“Musikverein”, настоящей Меккой для любителей классической музыки.

       На прошлой выставке бытовой электроники в Лас-Вегасе прошла мировая премьера новой флагманской серии АС компании, под названием Klimt. Сегодня нам предстоит протестировать старшую, напольную модель The Music.

     

    Конструкция

       Монументальность этих акустических систем осознаешь еще на этапе распаковки. Вес каждого деревянного ящика с колонкой внутри составляет примерно 150 (!) кг, поэтому заниматься их транспортировкой и установкой лучше всего силами 3-4 человек. Тем не менее, исчерпывающая в своей полноте инструкция позволяет, при определенной сноровке, завершить весь цикл подготовительных работ в пределах получаса. Затем должен последовать предварительный прогрев на умеренной громкости (в районе двух суток). В течение следующих 10 дней колонки окончательно “раскроются”, и можно будет производить финальную настройку.

       Конструктивно АС состоит из двух фактически независимых корпусов. Верхний, в котором установлен 2-полосный коаксиальный динамик, имеет закрытое акустическое оформление и находится в своего рода кожухе, относительно которого может менять направленность излучения по вертикальной оси, с помощью установленного на задней панели винта. В свою очередь, сам кожух закреплен тыльной частью на вертикальном металлическом штыре, что позволяет ему менять направленность излучения уже по горизонтальной оси. Блокиратор угла поворота также находится на задней панели АС.

       Материал корпуса — HDF с толщиной стенок от 40 мм и более. Он производится и отделывается в Италии, на одном из лучших мебельных производств. Варианты отделки: традиционный черный либо же с боковыми накладками из шпона сапеле (entandrophragma cylindricum), редкой породы южноафриканского дерева, по прочности существенно превосходящего традиционное красное дерево, поэтому его используют также в судостроении.

       Вообще, Питер предпочитает не бороться с резонансами корпуса, а использовать превентивные меры, по возможности полностью исключая даже саму возможность их возникновения. Поэтому дополнительное внутреннее демпфирование в данном случае выполняет уже вспомогательную роль.

       Уникальный СЧ/ВЧ динамик был создан специалистами компании фактически с нуля. Причиной его появления послужила давняя любовь Питера к коаксиальным конструкциям, отличающимся прекрасными фазокогерентными характеристиками. Однако у подобного рода решений зачастую присутствует существенный недостаток, а именно — рупорная нагрузка на твитер в лице конусного диффузора СЧ-динамика, который вдобавок еще и постоянно двигается. Вывод оказался достаточно прост: необходимо изготовить плоский СЧ-диффузор. Но как? И тут на помощь пришли уже давно ведущиеся компанией разработки материалов диффузоров. Так появился на свет Flat-Spider-Cone с плоской многослойной мембраной на основе термопластичного полимера TPX. Это полипропилен с малой плотностью и высокой температурой плавления (240 С).Структурную жесткость конструкции придают армирование стекловолокноми радиальные ребра на тыльной поверхности диффузора. Диаметр диффузора — 120 мм, с внешней стороны он закреплен на корзине с помощью обращенного С-образного подвеса. На акустической оси размещен твитер с дюймовым шелковым куполом, ручной пропиткой и неодимовой магнитной системой. Непосредственно диффузоры изготавливаются в Вене, а окончательная сборка динамика осуществляется на заводе компании Eton в Германии. Диапазон частот, воспроизводимых этим излучателем, простирается от 120 до 15000 Гц, то есть 7 полных октав! Разделение полос происходит на частоте 2600 Гц.

       Поскольку Питер является также большим поклонником новых цифровых форматов высокого разрешения, то он не мог не озадачиться их адекватным воспроизведением с помощью своих колонок. В итоге The Music обзавелись еще одним твитером, расположенным в верхней части нижнего корпуса. Это динамик производства японской компании muRata со сферической пьезоэлектрической диафрагмой, который воспроизводит частоты от 15 кГц. Для тех, кому имя этого производителя мало что говорит, хочу заметить, что это отнюдь не “гусар-одиночка с мотором”, а фирма с 65-летнейисторией и оборотом в несколько миллиардов долларов!

       За воспроизведение низких частот отвечают в общей сложности три динамика с прозрачными диффузорами диаметром 170 мм, изготовленными из полимера X3P с узнаваемыми радиальными ребрами жесткости. Их окончательная сборка также производится на фабрике Eton. Интересно, что, несмотря на их параллельное подключение, верхний динамик имеет свой независимый объем и нагружен на порт фазоинвертора, выходящий на заднюю панель. Два нижних же имеют общий объем и нагружены на аналогично расположенный сдвоенный порт.

       Согласно терминологии самого Питера, все созданные им АС — 2-полосные (!), но… некоторые из них имеют интегрированный пассивный сабвуфер. А как известно, удел сабвуфера— работать до частоты от силы в 120 Гц, что мы в данном случае и наблюдаем. Раздел полос производится фильтрами первого порядка, и также традиционно для компании используется лишь одна пара клемм для подключения усилителя. Сами же кроссоверы собираются в Германии по спецификациям Vienna Acoustics c применением собственных компонентов, в частности — катушек индуктивности с допуском 0,7%.

       Корпус АС покоится на двух литых металлических опорах, которые крепятся к основанию на массивных болтах. В опоры, в свою очередь, вворачиваются тупоконечные шипы с контргайками, под которые во избежание повреждения пола можно подложить комплектные шайбы. Защитные сетки сделаны раздельными (для СЧ/ВЧ и НЧ) и крепятся к корпусу посредством магнитов. На задней панели имеется табличка с подписью самого Питера, удостоверяющая, что колонки собраны вручную непосредственно в Вене.

     

    Настройка

       Процесс установки и настройки описан в инструкции достаточно подробно; тем не менее, имеется примечание, что если в ходе прослушивания возникнет желание что-то изменить, то доверять в первую очередь следует собственным ушам. Ну что ж, вполне резонно.

       Итак, первое правило: расстояние между АС не должно быть меньше, чем расстояние от них до слушателя. Второе: оси излучения нижних частей АС должны пересекаться примерно в метре за спиной слушателя, а верхних — в полуметре за ним. Начинать позиционирование АС стоит, как минимум, в метре от задней и боковых стен и постепенно продвигаться вглубь комнаты. Но, с точки зрения качества звучания, расстояние между АС в случае компромиссного решения (например, в небольших помещениях) более критично, нежели расстояние до боковых стен.

       Более точная настройка осуществляется изменением направленности излучения СЧ/ВЧ-динамиков в горизонтальной плоскости. При их сведении к центру возникает “потепление”звучания, в то время как разнос увеличивает ясность. Истина, разумеется,— в гармонии.

       Первоначальное положение опорных шипов определяется зазором примерно в 1 см между контргайкой и верхней кромкой металлической планки. Высота АС относительно пола влияет, в первую очередь, на высоту и стабильность музыкальной сцены. Окончательную “подгонку” при необходимости можно завершить посредством трех переключателей на задней панели, обозначенных буквами M, UB, LB. Это не что иное, как Midrange, UpperBass и LowBass. Каждый из этих переключателей способен изменять на полдецибела отдачу АС на частотах 1200, 120 и 30 Гц соответственно. Как несложно догадаться, верхнее положение этих тумблеров соответствует большему уровню.

       Что еще остается добавить? Пожалуй, только результаты прослушивания.

     

    Прослушивание

       Водрузить эти монументальные сооружения на предполагаемые места прослушивания получается далеко невдруг. Первое же включение “колонн” показало, что звучание вполне соответствует ожиданиям от их габаритов и веса. Честно говоря, поначалу даже показалось, что объем нашей вполне просторной комнаты прослушивания маловат для такого мощного звука. Конечно, никаких настроек еще не производилось, и все-таки для меня эти первые хорошие впечатления и добрые чувства что-то значат.

       Все настройки положения верхнего корпуса с коаксиальным динамиком мы решили испробовать после поиска оптимального места установки самих АС— и пока верхние части оставили безовсяких поворотов и наклонов, полагая, что правильнее будет сначала найти определенное место для всего акустического агрегата, а затем уж применить и эти регулировки, и переключатели, немного влияющие на характер баса.

       На традиционных и многократно опробованных местах установки акустические системы показали на редкость реалистичную звуковую картину. Чтобы обратить внимание на мягкое и в то же время искристое звучание, поневоле отвлекаешься от таинственного, переливающегося и проступающего сквозь дымку нереальности образа, неспешно заполняющего большое пространство (начало симфонической сюиты Дебюсси “Весна”). Масштабное музыкальное полотно, на котором впоследствии появляются контрастные краски и волнительно громкие всплески многосоставных оркестровых аккордов, получается излишне плотным в результате напора низких звуков — хоть и не превалирующих над остальными, но акцентирующих на себе внимание. Поэтому следующим в процессе тестирования действием стало перемещение этих массивных акустических систем в “особые” места расположения (в свое время неким мануально-эзотерическим способом найденные в нашей комнате известным немецким специалистом). В этих местах получается очень ровное, но выхолощенное и безжизненное для некоторых АС звучание. Возможно, это наилучшие места с наименьшим влиянием комнаты, однако “сами по себе” в них впервые с таким ошеломительным успехом зазвучали именно Vienna Klimt The Music. Испробовав разные положения трех переключателей на тыльных сторонах АС, мы остановили выбор на ослаблении позиции UB. Низкочастотные составляющие спектра, слившись воедино с общей палитрой, явили отточенно ровный спектральный баланс: глубокий, но подвижный бас воспринимался как осязаемый и потому информативный пульс, свидетельствующий о течении жизни в произведении.

       В довершение к уже появившимся успехам было необходимо взяться за ориентацию верхних частей. Помимо желания достигнуть совершенства (и оно уже близко осязалось), была и объективная причина: чувствовалось, что звучание может стать более ясным. Не имея рекомендаций по установке вертикальных углов, мы сориентировали подвижные верхние части так, чтобы они “смотрели” на голову слушателя. При пробных перемещениях вверх-вниз выяснилось, что это и есть наилучший выбор. Горизонтальные углы оказались оптимальными, когда верхушки были повернуты вглубь на величину около 5 град. относительно нижних частей (сами же нижние части в итоге были традиционно развернуты на 60 град.).

       Первое, что хотелось отметить у настроенных АС,— это стабильность местонахождения инструментов, которое неизменно при извлечении различных по высоте нот. На обширной и глубокой сцене немного приближенные инструменты помогают тонкому анализу разнообразия тембров, высокая разборчивость воспроизведения позволяет в сознании безошибочно разделять сложные, порой не поддающиеся дифференциации унисоны духовых и струнных. Акустические системы, благодаря свободной даже от намека на какую-либо скованность динамике, буквально “дышат”, а не воспроизводят — настолько тонко им удаются нежные, едва уловимые нюансы в разнице между похожими по громкости звуками. Макродинамика ошеломляет не меньше: неожиданные контрасты импульсивно и властно подчиняют себе, но осознаются как естественные и воспринимаются без утомления.

       Инструменты небольшого джазового состава легко определить по степени узнаваемости “голосов” и угадыванию их положения. Но, исследуя Vienna Klimt The Music уже на доверительно-интуитивном уровне, хотелось бы повести речь не об этом. Ведь подлинная натуральность звучания и объемная голографическая “картинка” нам сполна обеспечены, это совершенно очевидно из предыдущих примеров. Куда интереснее мышление исполнителей и взаимодействие ритмических и мелодических фраз, определяющих, помимо содержательного момента произведения, также и чувственное начало в нем.

       Настроение одной из романтических рок композиций подкупает своими искренними интонациями. Немногочисленными инструментами достигается ощущение чуть приоткрывшейся тайны, этого настроения мелодии, подходящей для долгого пути. Неспешные такты и плавные перекаты фраз так и навевают сравнение с путешествием. Ритм композиции задан щеточками ударных и скромным на мелодическое разнообразие басом, смысл открывается в скупых гитарных глиссандо. И в этом случае трудно не согласиться с собой в том, что становится интересно наблюдать за собственными впечатлениями, которые буквально следуют за настроением мелодии. Спокойная музыка способна волновать! Другой музыкальный пример, от которого ожидаешь мощного и волнительного посыла, открыл в душе сопоставимый отклик, наверное, неожиданно сильный и потому запомнившийся. В то же время образчик более жесткого и куда как более ритмичного стиля продемонстрировал способность АС делать простую музыку интереснее. Шикарный, хлесткий бас, бочка, подобная сухому пушечному выстрелу, несложный, но ярко выделенный темп, пилообразные звуки электрогитар — все эти приметы обрели на данных излучателях свойства своего рода эталона звучания, так как подобной порции задора еще не доводилось получать в столь короткое время, отмеренное границами нескольких тактов. Но самое интересное свойство АС заключено в том, что сейчас ни о какой-либо чрезмерной комфортности речь не идет, в то время как подобная музыка привлекает почему-то больше обычного. И даже просит продолжения. Тестируемые АС способны открыть наиболее интересные стороны в музыке самых разнообразных жанров. Точнее будет заметить, что музыкальное содержание они способны передать наиболее полно — доходчиво и в то же время завораживающе.

     

    Вывод

       Акустические системы Vienna Klimt The Music являются несомненным достижением индустрии потребительской аудиотехники. Самая запомнившаяся их черта — это когерентность в звучании, когда габаритный агрегат с несколькими излучателями воспринимается как единое целое, а пара — способна раствориться в создаваемом звуковом поле. Кроме того, благодаря имеющимся регулировкам данные АС являются точным инструментом настройки для индивидуальных акустических свойств комнаты прослушивания. На нашей Доске почета ViennaKlimt The Music занимают место в классе Альфа.

     

     

    Источник: Максим Семейкин журнал АудиоМагазин 1 2009