Ник Поулсон: «Сущность музыки – это страсть…»

22.07.2010 Возврат к списку Просмотрено: 2955 раз

  • Ник Поулсон   Любители и знатоки аудио ассоциируют имя Ника Поулсона с очень интересными брендами IsoTek, Trilogy и lsol-8. В настоящее время Ник ведет британские марки Trylogy и lsol-8. Он посетил Москву и ответил на наши вопросы.

     

       S&V: Ник, всегда интересно знать, почему компания носит то или иное имя. С lsol-8 понятно - остроумная комбинация слова и цифры дает «Isolate». В связи с Trilogy думаешь о «трилогии», трех частях или трех источниках. Скажем, в данный момент в каталоге фирмы три модели...

       Ник Поулсон.: Когда я основывал компанию — она появилась в 1990, — то, конечно, задумывался об имени для нее. Мне понравилось Trilogy, но это не более чем просто звучное имя.

       S&V: А как вы вообще пришли в аудиобизнес, какова предыстория?

       Н.П.: Я всю жизнь увлекался аудио, мое становление проходило в ВВС, где я сначала два года учился на курсах, а затем семь лет работал в качестве звукоинженера в отделе документального кино. У меня была небольшая фирма по разработке светосигнализации для взлетно-посадочных полос аэродромов. Кстати, все военные и крупнейшие гражданские аэродромы в Соединенном Королевстве — Хитроу и Гэтвик — оснащены моей аппаратурой. Я стоял у истоков компании IsoTek, в 2001 был вынужден покинуть ее, а через несколько лет стал производить кондиционеры сетевого питания под маркой lsol-8. Я и в настоящее время продолжаю выпускать технику для аэропортов. Trilogy всегда была моей страстью, Это же я могу сказать и о создании техники lsol-8.

       S&V: Ник, расскажите об основных конструктивных принципах продукции Trilogy Audio Systems?

    Ник Поулсон   Н.П.: Необходимо упомянуть о комплексе аспектов. Главное, мы стремимся к созданию компонентов, демонстрирующих высокое качество звучания, моделей с большим музыкальным потенциалом. Одно из основных положений конструктивного дизайна — схемотехника, в которой сигнал идет кратчайшим путем и претерпевает минимум трансформаций. В моделях Trilogy используются электровакуумные лампы из-за их высокой музыкальности — считаю, что этот великолепный элемент сегодня недооценен. Мы не доверяем схемам с глубокой отрицательной обратной связью, как правило, вообще избегаем ее, обращаем большое внимание на уровень элементной базы, который в наших изделиях весьма высок. Конструкции устройств элегантные, в них нет многоэтажных плат, нагромождений элементов. В предусилителе 909 применен прецизионный регулятор громкости на основе цепочек резисторов с шагом регулировки 0,5 дБ. Можно назначать входы и запоминать уровень громкости на каждом из них. В гибридном усилителе мощности 990 на лампах и транзисторах использована мостовая схема, уникальный радиатор охлаждения, выполненный фрезерованием из цельной алюминиевой заготовки (на фото), функционирует исключительно эффективно. Можно управлять компонентами централизованно, объединив их в систему по единой шине. Большое значение мы придаем внешнему виду наших моделей, которые выглядят, несомненно, по-европейски. Да и звучат так же...

       S&V: Вы можете дать определение европейского звука?

       Н.П.: Сделать это непросто. В разных европейских странах звуковой стиль разный. Скажем, немецкий звук строгий, энергичный; итальянский — изысканный, британский — аристократичный... Однако это, конечно, условно. Вернее сказать, что на звучание аудиокомпонентов накладывают отпечаток люди, которые их создают, правда, людей питает атмосфера той или иной страны. Так обстоит дело и с Trilogy и lsol-8. В звучании я превыше всего ценю естественность, для меня имеет первостепенное значение музыкальная выразительность, щедрость и открытость, ведь сущность музыки — это страсть, эмоции, живая экспрессия... Я стремлюсь наделять свою продукцию этими свойствами.

       S&V: Что отличает модели Trilogy от продукции других производителей?

       Н.П.: Применяя лампы, транзисторы либо отдавая предпочтение гибридной схемотехнике, мы стремимся использовать не только технические, но и музыкальные преимущества элементов или их объединений. Иногда соединение транзисторов и ламп предпочтительнее использования только ламп или только транзисторов, но лампы присутствуют везде. Моя цель — получить открытое, естественное, объемное, воздушное звучание, в сущности, не звучание, а музыку, в которой пульсирует жизнь.

       S&V: Если в системе есть кондиционер питания или сетевой фильтр, оказывает ли влияние на звучание ориентация вилки в розетке?

       Н.П.: При наличии фильтра lsol-8 это несущественно, ведь прибор симметричный. Но можно поэкспериментировать — мне рассказывали, что изменение положения вилки иногда дает эффект.

       S&V: В наших квартирах зачастую нет трассы заземления. Как быть?

       Н.П.: Конечно, лучше, если заземление есть, но и при его отсутствии наши приборы сохраняют высокую эффективность.

       S&V: Ник, почему применение сетевых кондиционеров как правило дает ощутимое улучшение звучания?

       Н.П.: Дело в важности качественного электропитания для правильного функционирования аудиокомпонентов. Проблема эта общемировая — в Москве она стоит так же остро, как и в Лондоне. Компоненты lsol-8 существенно снижают уровень помех, проникающих в сеть извне, а также шумов, создаваемых домашними электроприборами, изолируют компоненты по электропитанию, поставляют компонентам ток правильной синусоидальной формы, предотвращают броски напряжения. Верный выбор кондиционера питания создает впечатление увеличения мощности усилителя и объема звуковой сцены, уплотнения и даже углубления баса.

     

     

    Подготовил Артем Аватинян журнал СТЕРЕО июнь 2009