Структура аккорда

22.07.2010 Возврат к списку Просмотрено: 2250 раз

   В потрясающем документальном фильме «Приготовьтесь — будет громко» встречаются электрогитаристы трёх поколений. Самый старший и главный — конечно, Джимми Пейдж. Он много говорит о структуре аккордов и тут же спешит показать. Там все мастера, но у него получается не просто лучше, а, как всегда, легко и божественно. Потому что это — ушедшая классика.

Chord — аккорд — струна — по звуку своего названия и просто по звуку тоже весь из классики. И вся система выстраивается по канонам…

…Тем более что второй конец рычага уравновешивает не что-нибудь, а предтоповая Dynaudio Evidence Temptation (€37200). От подразумевающегося совершенства старшей Evidence Master её отличает, пожалуй (кроме заметно более низкой цены), лишь не столь независимая конструкция отдельных модулей, басовики чуть меньшего размера (17 против 20 см) и несколько иная схема кроссовера.

Вообще, давать какие-либо глубокомысленные технократические описания Dynaudio — дело крайне неблагодарное. Давно известные по объекту сведения: трёхполосная, алюминиевый провод в катушках динамиков, особое охлаждение твитеров, немыслимые и неразглашаемые нюансы в материалах и конструкции корпуса, воистину чудесные кроссоверы на ёмкостях Solen и индуктивностях без сердечников, позволяющие держать неизменный импеданс 4 Ом во всём частотном диапазоне.

Ну и что? Всё это давно знакомо, фрагментарно встречается у массы других производителей. Мало того, датские мастера звука, предложившие в 70-х совершенно новую планку стандартов и понятий, принципиально не патентуют своих секретов и инноваций. Каждый волен разобрать приобретённое изделие, всё измерить и исследовать, а затем попробовать применить в собственных коммерческих целях монументальные идеи. Вот только за 30 лет существования Dynaudio ни у кого ничего толкового из этого не вышло.

Нужно сказать, что уникальность и изысканность звука изделий Dynaudio неразрывно связана со сложностью реализации этих качеств. Акустические системы подразумевают применение некоего чуть ли не идеального усилителя, способного корректно и с большой скоростью организовывать солидные амплитуды тока сложной формы, оставаясь при этом в состоянии динамической устойчивости без изменения собственного голоса и темперамента.

Так вот, возвращаясь к электронике Chord, следует отметить среди именитых клиентов, анонсируемых производителем в первую очередь, солидный перечень различных студий микса и звукозаписи, что уже говорит о неординарности конструкторского подхода. Как правило, студийная и бытовая аппаратура живет в неких разных мирах, создаваемая по совершенно разным не пересекающимся критериям. Как при этом в конечном итоге порой получаются неплохие записи — загадка.

Для универсальности требуется многое: широчайшая динамика, беспристрастность, отсутствие малейших намёков на какие-либо искажения и отсебятину даже при весьма сложном сигнале.

А вот ещё один значимый поклонник. Композитор Дэвид Арнольд, известный в первую очередь как автор саундтреков к ряду частей бондианы, «Дню Независимости», «Двойному Форсажу», «Хроникам Нарнии». Очевидно, автор чувствует некую гармонию своей музыки с голосом брэнда.

Особый интерес для любителей драйва представляют сверхмощные моноблоки Chord индивидуальной ручной сборки, отправляемые на продажу почему-то главным образом в Корею, Сингапур, Таиланд. Мы к ним ещё вернёмся.

Итак, чем же технологически характерны дивайсы из изысканно фрезерованного алюминия, производимые в здании старой водонапорной башни британского графства Кент?

В первую очередь (и здесь единодушны обозреватели) — правильно организованное импульсное электропитание. Несложные расчёты показывают, что основные беды традиционных усилителей кроются в жадности и экономии. В основном — на габаритах силового трансформатора и сопутствующих ему компонентах. Средний потребляемый ток при воспроизведении музыкальной программы вроде бы невелик, но отдельные пиковые выбросы сложной формы чуть ли не приближают его к режиму электросварки. Возникает фактор насыщения, мы слышим, как аппарат задыхается, музыка тускнеет, акустика остаётся неудовлетворённой.

Импульсный же источник (при условии кропотливого проектирования) в состоянии обеспечить завидный запас энергетики при вполне адекватных габаритах и массе, ибо силовая часть при этом работает на частоте порядка десятков килогерц, изящные ферритовые конструкции вполне заменяют стальные сердечники, неподъёмные по определению. Остаётся отметить лишь такую кажущуюся мелочь, как обилие инженерных решений, минимизирующих широкий спектр ВЧ шума и помех, столь характерный для импульсных конвертеров. Ту сумму труда и технологий, что отделяет именно ЗВУК от теоретических предпосылок.

И ещё: единство формы и дизайна. Кажущиеся экстравагантными цилиндры образуют почти идеальную опору корпуса, массивные фрезерованные части активно поглощают вибрации и в значительной степени свободны от резонансов.

Внушительная «земля», сложные очертания, полагаю, даже какие-то фрагменты фрактальных поглотителей помех. И вот мы практически набросали портрет оконечных моноблоков Chord SPM1400E (€24380 пара). Всё подчинено энергетике: выход на MOSFET-структурах, суммарная ёмкость силовых электролитов под 100000 мФ, 380 Дж удерживаемой энергии. Мягкое включение индицируется внутренней голубой подсветкой, защита от критических ситуаций, два коммутируемых выхода и две пары балансных/небалансных входов.

Предусилитель Chord CPA5000 (€16100) — сравнительно новая разработка. Принадлежит более высокому классу кордовских аппаратов — Reference Products. Производитель особо указывает на пониженный шум, двойную защиту от радиопомех, возможность установки индивидуальной чувствительности для каждого входа (причём этот уровень можно контролировать по люминесцентному индикатору). Собственно, входов этих восемь — балансных и небалансных поровну. Такова же двойная структура выхода. Симметричная схемотехника подразумевается априори.

Об источнике сигнала наиболее кратко, ибо это почти наш старый знакомый Chord Red Reference, именуемый нынче Chord Red Reference MKII (€21500). Модификация чисто внешне проявилась разве что в виде стеклянного окошка на крышке, закрывающей диск, и некоторым (по утверждению разработчиков) изменением цифровой архитектуры. Сокрушительных изменений в характере звука обнаружить не удалось.

При сборке системы из компонентов Chord вам не уйти от проблемы размещения всех этих замечательных дивайсов в пространстве. Особенно капризными оказались CD и предусилитель. Помучавшись со стойкой, я всё же оказался с ними на полу. И тут мне почему-то вспомнилась выходка несносного Саши Барона Коэна в «Бруно» с использованием мексиканских спин в качестве фуршетных столов и мебели. Действительно, при установке проигрывателя на предусилитель результат ошеломляюще отличался от прочих. Предположения: внутренняя оптимизация вибраций и резонансов + наилучший контур «земли». Очевидно, не зря конструкция труб-стоек предполагает нагромождение.

И всё же моноблоки пусть по отдельности отъезжают поближе к акустике, и всё это я так бы на полу и оставил (на подобранных инертных подставках, конечно). Впрочем, у супруги будущего владельца будет на этот счёт, как всегда, иное мнение…

В самом начале прослушивания можно позволить себе часок насладиться таким изысканным предметом, как высочайшая линейность на любом уровне громкости. Отсутствие искажений, невразумительной артикуляции, мутности. Более привычно это услышать в студии на программе, готовой к записи или выпуску в эфир. И это красноречиво объясняет экспансию Chord в, казалось бы, чуждую для High End студийную среду.

На данном уровне (особенно это касается предусилителя) отчётливо видно, что доминирует стремление к классике. «Женитьба Фигаро» Моцарта записана итальянцами в середине 50-х. Прекрасное время, когда аудиотехника находилась в уникальном состоянии между последним преодолением несовершенства и началом деградации. Да и к Моцарту отношение исполнителей было несколько отличное от нынешнего.

Во всяком случае, я вдруг понял смысл слов пианистки Полины Осетинской: «Бывает, играешь трио или сонату, и на зубах поскрипывает от множественных самоповторов, не несущего никакой информации набора нот, и вдруг — о, чудо! Божественные четыре такта, за которые не жаль расстаться с жизнью. Моцарт!» Полагаю, «Фигаро» — один из ярких тому примеров, но много ли вы встречали аудиопостроений, безошибочно демонстрирующих такие моменты корректно и красиво?

Не сочтите за причуду, но обнаружилась редкая способность тембрально и по неуловимым нюансам возрождать зрительные ассоциации.

Струнные квартеты Леоша Яначека здесь воспринимаются пронзительно и экстравагантно. Где это было раньше? Дежавю? Нет, интуитивно находится DVD с фильмом «Невыносимая лёгкость бытия» — всё совпадает! Смотрелось лет 18 назад, и, хоть убей, саундтрек ушёл из памяти. А здесь подсознательно прошло перед глазами: Прага 1968, монтаж действия с хроникой вторжения тупорылых советских танков, любвеобильный доктор и закономерная трагедия. Всё должно играть очень ясно, глубоко и спокойно для таких путешествий в памяти и во времени.

Манеру дирижирования великого Герберта фон Караяна всю его жизнь сопровождал шлейф диаметрально противоположных комментариев. «Караян сделал выбор в пользу универсального и утончённого, лакированного, выверенного чистого звука… Звуковой аналог фильмов и фото Ленни Рифеншталь», — Харви Закс.

«Чувственное Караяновское исполнение Вагнеровского шедевра, романтически-блестящее…» — Penguin Guide.

Именно восхитительное сочетание противоположностей здесь характеризует Мастера.

Цитируется, ибо трудно подобрать более удачные слова и для описания непростого характера связки Chord — Dynaudio.

Неудивительно, что именно Караяновские симфонии Брамса звучали тембрально глубже и динамически волнительней при сокрушительных перепадах уровня и темпа (особенно летящая Четвёртая), нежели версии, скажем, Ганса Сваровски. Впрочем, последние сделаны в явно коммерческом издании Quadromania и, скорее всего, адаптированы для бюджетных CD, что, впрочем, Chord благодушно воспринимает всё с той же студийной корректностью.

Пассаж о кабелях. Не зря они здесь не просто включены в беглый обзор аксессуаров. Дело в том, что всё электропитание и трансмиссия «пред — моноблоки» в описываемой системе выполнены на знакомых нам Cardas серии Golden Reference, а вот переход CD — пред и кабель акустический представлены новой серией Cardas Clear ($2133 — 0,5 м XLR и $5030 — 2 х 2 м соответственно). Последний в сравнении с Golden Reference поразил меня настолько, что после прослушивания я для большей объективности забрал его домой и ещё несколько дней исследовал инновацию на своём ламповом FK + Dynaudio Anniversary 25 Special Edition.

В моих обзорах преобладают, полагаю, приглушённые эмоции, но здесь тот случай, когда после испытаний на совершенно непохожих системах вывод: «Великолепно!» Со стороны производителя — блестящий шаг вперёд, несомненно превосходящий по эффективности рост цены.

Главные показатели:
- ощущение, что с усилителя сняли непосильную нагрузку, и он обрёл второе дыхание;
- градаций громкости стало намного больше, не верится в неподвижность регулятора уровня;
- рояль отходит от условности и уверенно заполняет пространство (правда, слегка высветляя тембр);
- соседние комнаты наполняются по-своему волнительным звуком.

Неоспоримо эффективное вложение в систему.

Описанное безупречно? Увы, есть явно слышимые признаки того, что на языке некоторых обозревателей именуется «клиническим басом» — огромная раскатистая энергия на очень низких частотах и чрезмерное спокойствие в плотной и плоской области. Причины? Несколько:
- неблагоприятные акустические свойства помещения (высокие колонки к этому порой критичны);
- возможно, некоторые свойства столь восхвалённого мною кабеля;
- главное — специфика кроссовера и токовая динамика усилителя.

Если подробнее, то достаточно приложить ухо к басовому и среднечастотному драйверам для того, чтобы поразиться плавности перехода и монолитности столь сложного участка. На свете не так уж много трёхполосной акустики, где этот тандем работает корректно, закладывая фундамент богатого тембра, драматизма и изысканности.

Но за всё приходится платить — хороший фильтр создаёт хорошую реактивную нагрузку для усилителя. Здесь, на мой взгляд, и кроются истоки знаменитой формулы: «Для реализации лучших свойств Dynaudio необходим усилитель более высокого класса и цены, нежели сама акустика».

Отмеченные нами ранее токовые свойства оконечников SPM1400E вполне достойны своего класса, но в данном случае, очевидно, неотразимым бы был выбор старшего в семействе Reference Products — моноблоков Chord SPM14000 (€71500 пара). Это уже истинный 75-килограммовый монстр с источником энергии мощностью 4 кВт, способный отдать 2000 Вт на нагрузке 4 Ом. Да он и не заметит нагрузки этой! Проблемы каких-либо согласований, несомненно, будут забыты и переместятся в область оптимизации свойств помещения. Нет, не крепить предметы, как на палубе в шторм, а понемногу придавать комнате черты музыкального зала — никакой условности в масштабах больше нет.

Понимаю, понимаю — ценник вызывает определённые чувства, но есть ещё ход для блестящего компромисса: Монстр-Младший — Chord SPM6000 (€39980 — пара). При несколько меньших габаритах и энерговооружённости он весьма близок к предельно гармоничному сотрудничеству с Датскими Башнями.

Всё это по архитектурной конфигурации немного напоминает замок, и уверяю вас — он достаточно внушителен и устоит при любых грядущих изменениях аудиомоды.

Именно по поводу испытаний аналогичных структур Дэвид Вивиан из «Нi-Fi Choice» как-то сказал: «Звучание? В двух словах: реальное и громкое. Не в сравнении с другими Hi-Fi-усилителями, а с самой жизнью».

Очевидно, той самой, где залы наполнялись звуками Караяновских оркестров и аккордами Джимми Пейджа.

Источник: Александр ТАРИМ Журнал Салон Audio Video ноябрь 2009