Живая вода

17.01.2012 Возврат к списку Просмотрено: 3419 раз
Небольшая, но очень серьезная британская фирма, о продукции которой идет речь, имеет в штате несколько высококлассных инженеров и обладает весьма солидным техническим потенциалом. dCS может позволить себе разрабатывать исключительно свое, и она всегда именно так и делает. Итог — во-первых, неповторимый фирменный стиль, а во-вторых, что важнее, исключительные параметры готовых аппаратов, не встречающиеся у других производителей. К примеру, корректные измерения шумовой подложки и характерных спектров топового dCS Scarlatti (с ним мне довелось плотно пообщаться несколько месяцев назад в рамках другого проекта) по плечу только очень немногим измерительным системам. Численные показатели, определяющие реальный динамический диапазон, измеряемый уровень шумов, гармоник и интермодуляционных искажений у плееров компании, одни из лучших в мире (по каким-то параметрам — просто самые лучшие). Именно поэтому dCS для обеспечения точного инструментального контроля своей продукции разработала и построила собственный измерительный стенд, адекватный нерядовым условиям и целям. И в этом тоже проявляется суть в высшей степени технологичной фирмы, подходящей к решению «простых бытовых» задач с солидных инженерных позиций. Что ни говорите, но аудио все же находится в потребительской сфере, где правила игры и серьезность усилий заметно уступают «большой» индустрии или, скажем, оборонной отрасли. Впрочем, и к первому, и ко второму профессионалы из dCS имеют самое непосредственное отношение, поскольку компания, созданная в 1987 году, первые пять лет специализировалась именно на выполнении заказов крупных промышленных корпораций и военных. Так что высокая инженерная культура в данном случае — совсем не сюрприз.

Цифроаналоговое преобразование и сопряженные с ним задачи dCS проводит исключительно по собственным алгоритмам. Архитектура самого ЦАПа тоже нестандартная, не на основе представленных на рынке микрочипов (той же Burr-Brown и других марок). Разумеется, все это не от желания как-то соригинальничать. Инженеры dCS хотели добиться максимальной линейности ЦАПа и свести шумы к минимально возможному уровню. Первой цели можно достичь, например, с помощью однобитных ЦАПов, не страдающих от больших ошибок в младших разрядах. Зато однобитники, как и дельта-сигмы, в значительной степени джиттерозависимы — в силу высокой скорости оперирования данными и, соответственно, строгих требований к точности тактового генератора. Поиск некоего оптимума между этими двумя вариантами привел фирму к созданию 5-битного ЦАПа — разрядов не так много, нет проблемы младших битов, все резисторы одинаковы, а значит, отпадает необходимость их подбора из-за разброса параметров. Мало того, взяв матрицы резисторов вместо простого их набора, даже малые флуктуации физических характеристик удалось нивелировать путем суммирования и усреднения сигналов в разных ячейках, случайным образом направляемых в матрицу управляющим процессором. ЦАП работает с 64-кратной передискретизацией, дающей скорость потока данных в 2822 или 3072 млн выборок в секунду при начальных частотах дискретизации, соответственно, 44,1 кГц или 48 кГц. Поскольку эти значения ниже аналогичных для однобитников, вопрос с «гулянием» тактовой частоты тоже снимается. Все в целом, вместе с фирменным управляющим софтом, и составляет суть dCS Ring DAC™.

056.jpgДля осуществления своих задумок фирма применяет разновидность программируемых логических интегральных схем — программируемые пользователем вентильные матрицы (английская аббревиатура — FPGA, Field-Programmable Gate Array). Эти микросхемы состоят из конфигурируемых логических блоков, реализующих программные «переключатели» с несколькими входами и одним выходом (отсюда и название «логический вентиль», или «gate» по-английски). Логика работы принципиальной схемы может меняться путем перепрограммирования пользователем под собственные конкретные задачи. Именно так поступает dCS (наряду с некоторыми другими производителями, скажем Wadia) — для цифровых процессоров она берет микросхемы Xilinx американской компании, выпускающей широкий ряд ППВМ, и использует собственный софт для реализации своих алгоритмов обработки звукового сигнала, включая цифровые фильтры. Первый вариант dCS Ring DAC™ был разработан еще в 1994 году и с тех пор, в разных модификациях, неизменно присутствует во всех моделях фирмы. Он же установлен и в новом dCS Debussy.

Конструкция
Невысокий корпус из серебристого алюминия великолепного качества имеет волнообразные изгибы на передней панели и в какой-то степени ассоциируется и с Puccini, и с Paganini, но он более тонкий, нарисованный буквально в одну линию. Эта техничная вещь внешне выглядит как экспонат музея современного искусства и в любом «конкурсе красоты» способна получить высший балл за дизайн. Ярко-синие светодиоды, как звезды спектрального класса О (голубые гиганты) на фотографиях неба, прекрасно гармонируют со спокойным цветом корпуса. Изящный приборчик смотрится одновременно стильно, надежно и легко, его облик рождает некое ощущение полета. Информационный экран отсутствует, для наглядности и простоты управления ЦАП можно подключить к компьютеру по USB (установочный диск с драйвером, музыкальным программным плеером и управляющей оболочкой прилагается, а в руководстве пользователя есть подробнейшая пошаговая инструкция). Оперировать кнопками на передней панели не очень удобно, однако помогают меню и светодиодная индикация. Вертикальные столбики голубых огней помечают активный вход и текущий реальный битрейт; последний ряд несет также вспомогательную функцию индикатора громкости (60 единиц с шагом 0,1 дБ). Аналоговые выходы — AES/EBU и RCA (оба имеют переключаемый вольтаж: 2 или 6 В). Цифровые — два AES/EBU, могущие работать вместе в моде Dual AES (этот формат на выходе обеспечивают, скажем, блоки преобразователей частоты той же dCS). Есть и несимметричные варианты — два коаксиальных, на RCA и разъеме BNC, плюс компьютерный USB типа В, обеспечивающий передачу данных в асинхронной моде. Чтобы получить максимально возможные 192 кГц (Audio Class 2), а также использовать фирменный программный проигрыватель, на компьютер следует установить прилагаемый софт dCS. Debussy может задействовать собственный встроенный тактовый генератор либо управляться внешним, например Puccini U-clock.

Прослушивание
Тест ЦАПа проводился в системе Mark Levinson, где плеер работал только в качестве транспорта, отдавая цифровой сигнал по балансу. Внедрение внешнего элемента в замкнутую монобрендовую систему оказалось сродни взрыву бомбы. Или, скажем более мягко, дало ощущение порыва освежающего ветра и бриллиантовых водяных брызг. Поскольку трио Mark Levinson ранее уже было тщательно отслушано в рамках отдельного теста и получило собственную «аудиолегенду», описание эффекта от введения dCS Debussy неизбежно носит характер постоянного сравнения. Изменения в звучании заслуживают самых восторженных комментариев.

057.jpgПрежде всего, новый элемент системы привнес чувство беспредельной свободы, гибкости и раскованности, углубления тембров и их лучшей фокусировки. Звук сделался прозрачнее и одновременно тембрально насыщеннее. ЦАП заметно скорректировал виртуальный объем и пропорции помещений во всех записях, расстановку музыкантов и расстояние между ними. Звуковая картинка прояснилась, наполнилась объемом и фактурой и задышала. Добавились тонкие дрожания и вибрации струнных, духовых, собрался бас низких струнных и органной педали. Поразительно переменился характер ВЧ — они, хоть и остались мягкими и еле уловимо скругленными по самым верхам, сделались более ясными, раздельными, отменно прописанными и очень ритмичными. Гибкость и живость — два определения, которые постоянно хочется употреблять при описании почерка Debussy. Сеанс вызывания духов из знаменитой оперы Глюка с диска «Baroque Favourites» был проведен красиво, хрупко и гармонично, со струящимися контурами звуков и колышущимися тенями. Феноменально умение ЦАПа визуализировать музыку. Мало того, дефекты в ряде треков этой любопытной, но средней по качеству сборки были отлично заметны, но нисколько не выпячивались. dCS Debussy принадлежит к числу аудиоустройств, способных «отжать» любой диск до донышка.

Низкочастотное «мясо» так и не появилось — все же ЦАП, при всей явно доминантной роли в данной системе, не смог полностью изменить присущую усилителям Mark Levinson подачу. Однако основательность и разнообразие НЧ-регистра изрядно возросли. Удивительно хорошо стали слышны тихие нижние ноты органа, с четким началом и концом звуков. У рояля Гилельса в «Аппассионате» обнаружились вкус нижнего регистра, рокот и вибрации, точные уверенные штрихи и короткие контролируемые ноты. Легкость бытия и стремительный полет — ЦАП обеспечил превосходный темпоритм и еще нечто превыше этого. Бурное дыхание, бег времени, разливы вешних вод, закаты и рассветы — хотя эта бетховенская музыка сама по себе вовсе не является программной, чудеса визуализации опять уносили мысли прочь из комнаты, от анализа и записей, куда-то на просторы, под дующие ветра и бегущие по небу облака. Эмоциональность воспроизведения — высшей пробы, причем доминирующий вклад в это буйство фантазии внес именно Debussy (которому, кстати, подобрали удивительно гармонирующие с его характером название и внешний облик).

Напор БСО и хора в Реквиеме Верди не смел все поднявшимся девятым валом — и тут некоторый дефицит масштаба и деликатность, свойственные используемым нами усилителям, не позволили создать всесокрушающую стену звука. Однако все прозвучало гораздо четче, резче и выразительнее, чем у монобрендового трио.

Необыкновенно энергичные всплески струнных в сопровождении труб и валторн чередовались с превосходными тихими фрагментами, полными мелких движений и незримой жизни, хор наговаривал текст, словно проявлявшийся туманными письменами в прозрачном воздухе. Наверное, это нельзя назвать нейтральной интерпретацией, но было сделано настолько здорово, что исключило всякую возможность придраться. Эмоционально же все снова попало, как говорится, в точку.

Интегрирование музыки — вот сильная сторона Debussy, он раскладывает ее на составляющие и тут же объединяет, анализирует и сразу оживляет. По четкости и яркости образов получается непревзойденное исполнение. И чем сложнее запись, тем отчетливее проявляются таланты ЦАПа. Например, в этом тесте я услышала, быть может, наилучшее воспроизведение «Скифской сюиты» Прокофьева, отличающейся очень острой и необычной ритмикой.

Весьма познавательный эксперимент позволил обнаружить большую чувствительность ЦАПа к разным транспортам. В качестве альтернативного варианта был испробован Simaudio Moon 650D, тоже подключенный по цифровому балансному входу. И в общем почерке системы сразу же изрядно добавилось глуховатости, лакированности натуральных тембров, подача упростилась, больше стало темпоритмической сумятицы, а также уплотнения в верхнем басе. На фоне очень приятного выступления Moon 650D как полного плеера это оказалось неожиданностью, зато продемонстрировало, что не все «не родные» связки транспорта и ЦАПа позволят полностью раскрыться даже такому фантастическому аппарату, как dCS Debussy.

И напоследок несколько слов о компьютерном варианте правильного звучания. Соединение с ноутбуком по USB прошло, что называется, без сучка и задоринки. Этот вариант включения с фирменным драйвером производит в общем весьма позитивное впечатление. Однако при прямом сравнении с классической коммутацией последняя все-таки выигрывала.

В качестве резюме стоит отметить, что витающая в воздухе и в чем-то верная идея — избавиться от не всегда положительного влияния транспорта — естественным образом выводит на сцену компьютер в виде источника. Однако (да не обвинят меня в старомодности и нетерпимости к новым технологиям) с удачно подобранным CD-транспортом результат получается не просто хороший, а сенсационный. И это оправдывает любые поиски перспективных сочетаний и потраченное время. К тому же DAC Debussy — всего лишь первенец в младшей линейке. В самое ближайшее время к нему в компанию должны добавиться и другие компоненты, в частности фирменный транспорт. А это будет уже совсем другой расклад, полностью снимающий все проблемы.

Вывод
dCS Debussy являет собой великолепнейший универсальный аппарат, влияние которого на системы даже весьма высокого уровня сродни эффекту от сказочной живой воды. Его яркий, тонкий и гибкий характер способен внести в звучание все недостающие краски жизни, а неповторимые музыкальные образы отчетливо отпечатаются в мозгу слушателя. Некоторые проблемы с эргономикой легко прощаются за совершенно нерядовой почерк и доставленное истинно меломанское удовольствие.


Источник: журнал АудиоМагазин 6 2011