Мастер-класс по рефлексии

18.01.2012 Возврат к списку Просмотрено: 6256 раз
Почти за каждым известным именем в мире Hi-Fi и High End стоит незаурядный человек, однако лишь немногие претендуют на то, чтобы быть навсегда вписанными в золотую книгу истории аудио. Английский инженер Джеймс Сагден запечатлелся в памяти аудиофилов как создатель легендарного усилителя A21 и горячий апологет усиления в классе А.

В шестидесятые годы прошлого века в электронике начался переворот — на смену вакуумным усилительным приборам пришли полупроводниковые, гораздо более компактные и экономичные. Достоинства новых элементов были очевидны, а вот музыкальные качества оставляли желать лучшего. Именно тогда родился негативный штамп «транзисторный звук», ставший предвестником лампового культа: превозношения ламп как единственно правильного усилительного прибора, отказа от полупроводников везде, даже в источниках питания. Однако большинство инженеров, включая Джеймса Сагдена, пытались разобраться в ситуации. Сагден обратил внимание, что при усилении слабых сигналов распространенные двухтактные полупроводниковые усилители порождают специфические коммутационные искажения, связанные со значительной нелинейностью элементов в области передачи эстафеты от одного транзистора к другому. Он предложил использовать в двухтактных усилителях режим «класс А», который до этого применялся в однотактных схемах. Это решало одну проблему, но создавало другую: такие усилители сильно грелись, германиевые транзисторы требовали огромных радиаторов. С появлением кремниевых полупроводников вопрос стал менее актуальным, но и до сих пор усилителей, работающих в чистом классе А, из-за большого тепловыделения и малой выходной мощности выпускается крайне мало.

Конструкция
Входящий вместе с тестируемым CD-проигрывателем в серию Masterclass усилитель Sugden IA-4 — прямой наследник схемотехники классических интегрированных усилителей фирмы, ведущих родословную от знаменитого A21 и его предков. В нем используется двухтактная некомплементарная схема с однополярным питанием и парой транзисторов Sanken SC2922 на выходе каждого из каналов. Усилитель мощности выполнен на симметрично расположенных платах, размещенных прямо на радиаторах; между ними установлены тороидальный трансформатор английской фирмы Noratel мощностью 300 В•А и две пары электролитических банок 10 000 мкФ х 63 В: одна из них задействована в фильтре питания (раздельного для каждого канала), другая служит в качестве разделительных конденсаторов. Согласно расхожему мнению, включение конденсатора последовательно с нагрузкой и однополярное питание не могут обеспечить малое выходное сопротивление и стабильность работы на низких частотах, однако фирма Sugden уже много лет придерживается этой концепции. Непосредственно к входным разъемам прикреплена плата коммутации (на реле Relpol польского производства) и предусиления (включая MM-фонокорректор на операционном усилителе OP275), а в центре аппарата расположена плата усиления по напряжению, которая выполнена на дискретных элементах. Токоведущие дорожки всех плат позолочены.

059.jpgСD-проигрыватель Sugden PDT-4F тоже довольно оригинален. В нем применен DVD-привод ASA-8892B компании Asatech с полным комплектом управляющей обвязки. На той же плате находятся процессор Mediatek MT1389 с отдельным тактовым генератором и микросхема памяти, используемая для буферизации данных. Интересно, что Sugden отказалась от распространенных дельта-сигма-преобразователей в пользу классического 16-битного ЦАПа с последующим преобразователем ток — напряжение и аналоговым фильтром на операционных усилителях (с частотой среза 55 кГц). Маркировку микросхем ЦАПа рассмотреть не удалось из-за приклеенного радиатора охлаждения, но, если верить корпусу, это физически сдвоенный для уменьшения ошибок TDA1543. Вся начинка расположена на большой аналоговой плате — балансной, судя по схемотехнике, и с позолоченными дорожками. Цифровая и аналоговая секции питаются от раздельных трансформаторов Norotel, причем в режиме Standby транспорт и управляющие цепи обесточиваются и проигрыватель обретает способность работать в режиме ЦАП, декодируя сигнал с коаксиального входа. Это довольно незамысловатое решение выглядит вполне логично с точки зрения оптимизации питания, однако для пользователя не слишком интуитивно понятно — ведь дисплей оказывается выключенным, и, пока ЦАП не захватит сигнал, понять, работает ли он, невозможно.

Перед финальным прослушиванием мне предстояло выбрать способ соединения аппаратов между собой. Проигрыватель предлагает настоящий симметричный выход, а усилитель выполнен по небалансной схеме — с разъемов XLR сигналы преобразуются в обычные с помощью операционных усилителей OP275. Оценив оба варианта, я не смог прийти к однозначным выводам; более четкую проработку краев частотного диапазона в балансном варианте можно легко объяснить использованием серебряного XLR-межблочника Analysis Plus Silver Oval.

Прослушивание
Известно, что восприятие музыки должно быть занятием неспешным, и лучший способ обеспечить себе правильный хронометраж — использовать в качестве источника проигрыватель грампластинок. Для тех, кого этот вариант не устраивает (а таких в нашей небогатой винилом стране довольно много), всегда остается другой выход: приобрести усилитель в классе А. В течение получаса, пока Sugden IA-4 выходил на рабочий режим, у меня было время собраться с мыслями и настроиться, но думалось больше не о музыке, а об аппаратуре, которую предстояло слушать. Почему они сделаны настолько брутально, словно английский танк Первой мировой войны? И почему англичане из Sugden Audio так держатся за старину — 16-битный ЦАП без передискретизации, классическую схемотехнику в классе А? Что стоит за этим — дань аудиофилам-ортодоксам или действительно оригинальное видение? И как компоненты будут играть вместе? Часто аппаратура одного производителя сочетается весьма неплохо, но бывает и иначе: повторение одной звуковой идеологии во всех изделиях приводит к такому итогу, который можно охарактеризовать словами «масло масляное». В общем, я не знал, что ожидать от этого ретротандема, но, как выяснилось, тревожился совершенно напрасно.

Sugden PTD-4F и IA-4 образовали гармоничный союз и постепенно нашли общий язык с редакционными PMC OB1i. По мере прогрева в звуке нарастала жизнь, исчезала заторможенность, бас подсобрался и только в самом нижнем регистре осталась некоторая неясность, как бы намекающая на то, что свою технику англичане слушают на больших полочных мониторах, а не на напольных АС с их требовательными низами. Но поскольку в целом бас был акустически и музыкально оформлен правильно, я не слишком огорчился и, еще не зная, что отчасти именно ему эта пара Sugden обязана своим оригинальным замечательным звучанием, продолжил прослушивание. Вскоре поступил второй сигнал о том, что идеальными партнерами для Sugden IA-4 были бы полочные, но достаточно чувствительные колонки. В динамичной музыке Прокофьева к балету «Ромео и Джульетта» усилитель несколько раз проявил отчетливые признаки клиппирования. Я послушно повернул ручку громкости влево и тут с удивлением обнаружил, что звучание меня совершенно захватило.

Мне нравится, как эту вещь играет филармонический оркестр Осло под управлением Мариса Янсонса — драматично, напряженно, но без лишнего пафоса, демонстрируя несомненное родство, существующее между русской и норвежской музыкальной культурой, не говоря уже о технических достоинствах данной записи. В то же время театральная природа произведения дает о себе знать некоторой эффектностью и линейностью музыкального сюжета. На Sugden все было совершенно по-другому — загадочно, непредсказуемо, многопланово, и я поймал себя на мысли, что даже на средней громкости мое внимание целиком поглощено тем, что я слышу. Когда усилием воли я высвободился из музыкальных оков, то сделал первые выводы: звучание обладает несколько старомодным колоритом и таинственной, притягательной силой.

Мне и раньше встречались аппараты, которые делали акцент не на строгом прочтении звукового подстрочника, а на продуцировании эмоциональных образов. К великой досаде, многие из них давали сбой, когда перед ними вставала задача передать тонкие смысловые отношения, заложенные в музыкальную партитуру. Обратившись к Actus Tragicus Баха, я ожидал услышать может быть и красивую, но вольную интерпретацию авторского замысла, однако с удивлением обнаружил, что предложенная Sugden версия имеет полное право на существование. Преувеличенный, слегка распущенный басовый регистр в сочетании с ясной и даже звонкой верхней серединой оживил струнные инструменты, наполняя пространство ощутимыми вибрациями, приятная тягучесть вокала обнажила связь с ранними средневековыми распевами. Голоса солистов Cantus Cölln были чарующе прекрасны, свободны, возвышенны; богатство тембров и благородство интермодуляций создавали ощущение живой музыки, излучающей девственную чистоту и здоровье. Как это было непохоже на то академическое прочтение, которым я восхищался совсем недавно.

Потихоньку я начинал разгадывать секрет звучания Sugden. Возможно, многие аппараты так увлекаются задачей создания точного звукового подобия, что совершенно лишают музыку жизни. Но слух все равно отказывается полностью поверить, и в результате слушатель остается ни с чем. Англичане из Sugden решили не играть в эту игру — отпустив удила, они придали исполнению свободу, необязательность и непонятность, обратившись к нашей способности самостоятельно домысливать звуковые и музыкальные образы. Насколько плоды нашей фантазии будут адекватны авторскому замыслу, зависит в таком случае уже больше не от самой аппаратуры, а от личного душевного мира и опыта музыкального восприятия.

В этом отношении очень показательна нетривиальная интерпретация комплектом Sugden Седьмой сонаты Бетховена. Та самая неопределенность баса во времени и силе привела к тому, что запись обрела необозримую многомерность, в едином музыкальнозвуковом пространстве вдруг возникло несколько самостоятельных субстанций — композитор, исполнитель и инструмент были независимыми и полноправными участниками творческого акта.

Если говорить об обратной стороне звукового подхода Sugden, необходимо отметить, что упомянутый старомодный колорит становится слегка преувеличенным, когда речь заходит о воспроизведении старых записей, например фортепианных концертов Моцарта в исполнении Клиффорда Керзона. Нет, музыкальная основа не страдает, но в данном случае я предпочел бы аппараты с более нейтральным почерком. Усилителю нелегко даются современные композиции с большим количеством баса, да и слушать их на Sugden не слишком интересно.

Вывод
Сделанный по старым лекалам комплект Sugden предлагает яркую, выразительную и интригующую интерпретацию, уходящую от передачи звукового соответствия в мир чувств и образов и в то же время (при условии правильного подбора АС) достаточно честную и точную, чтобы сохранить оригинальную смысловую архитектуру музыкального материала. Рекомендуется любителям классической и вообще акустической музыки.


Источник: журнал АудиоМагазин 6 2011