Конец споров

03.02.2012 Возврат к списку Просмотрено: 2498 раз
Любители лампового звука уже много десятилетий не могут сойтись во мнении, какой усилитель лучше – однотактный или двухтактный. В этом споре обе стороны во многом правы: и та, и другая схемотехника имеет свои плюсы и минусы, поэтому выбор зависит исключительно от личных приоритетов.

Основной недостаток однотактников – довольно скромная мощность, поэтому для совместной работы им требуется акустика с высокой чувствительностью. Такая сейчас практически не производится, для большинства современных моделей 91 дБ – предел. Но звучание… Вот как его описывает Джо Роберте, редактор выходившего в 90-е журнала «Sound Practices»: «Просто дух захватывает. Плавный, детальный, естественный, гармонически правильный звук, богатый, но не вялый – величественное и привлекательное представление». Во многом такой характер определяется спектром гармоник, в котором у однотактников преобладают четные составляющие, наиболее благозвучные для нашего слуха.

088.jpgГерхард Хирт, основатель и идеолог австрийской компании Ayon Audio, решил эту проблему радикальным способом: слегка разбалансировал выходной каскад, и в результате четные гармоники перестали подавляться. Правда, мотивация у него была несколько иная. На них не успевают реагировать ни компрессоры, ни лимитеры, из-за чего транзисторные каскады перегружаются, внося в исходный сигнал 3-ю гармонику, которая делает звучание тусклым и утомительным. Соответственно, усилители с высокими четными гармониками способны восстановить первоначальное соотношение гармонических составляющих. Так или иначе, но предыдущая версия Ayon Orion, которую мы слушали примерно год назад, звучала очень интересно.

Модель Orion II построена на тех же лампах – в выходных каскадах работают КТ-88, а в драйверах и предварительном усилении – 12AU7. Общая обратная связь отсутствует. Предусмотрено переключение из пентодного режима в триодное, при этом паспортная мощность каждого канала уменьшается с 50 до 30 Вт, но улучшается демпфирование акустики и немного снижаются искажения.

Конструкция усилителя также не изменилась. Основная масса, а это целых 28 кг, сосредоточена в задней части шасси, где размещены силовой и выходные трансформаторы в цилиндрических экранах. Выходные лампы на фабрике подбираются в квартет и упаковываются в коробочки с маркировкой. Главное же отличие модели Orion II от предшественницы в способе балансировки выходных каскадов. Раньше приходилось это делать подстроенными резисторами, выведенными на заднюю стенку, и контролировать смещение цифровым милливольтметром. В новой схеме все это делает процессор – достаточно нажать кнопку BIAS, и примерно за две минуты режимы всех четырех ламп будут оптимизированы. Процесс подстройки сопровождается светодиодной индикацией. Это действительно полезное нововведение, поскольку характеристики ламп меняются со временем, и если выходной каскад не балансировать, искажения постепенно будут расти. Есть и еще один режим, в котором проверяется исправность выходных тетродов после их замены – это позволяет избежать фатальной порчи усилителя, если один из них окажется бракованным.

089.jpgДля продления ресурса ламп анодное напряжение подается с задержкой, во время прогрева накалов мигает логотип AYON на лицевой панели.

К усилителю можно подключить до трёх линейных источников и один цифровой, через порт USB типа В. Встроенный ЦАП смонтирован на отдельной плате возле гнезда. Для подключения акустики сопротивлением 4 и 8 Ом сделаны отводы в выходном трансформаторе и раздельные акустические клеммы.

Пульт ДУ тяжелый, тоже из фрезерованного алюминия, с тремя кнопками: громкость +/и Mute.

Перед прослушиванием усилитель прогревался около двух часов, после чего была дважды проведена автокалибровка выходных каскадов.

По всей видимости, в версии Orion II изменения свелись не только к улучшению сервиса – этот усилитель и звучит по-другому. В прошлый раз, слушая симфоническую музыку в пентодном режиме, сразу же отметил выдающуюся для лампового аппарата динамику, глубину нижнего регистра и способность играючи раскачать нашу редакционную акустику, которая потребляет очень приличный ток. Действительно, КТ88 – прекрасные лампы, особенно если они работают на качественный выходной трансформатор. А Ayon, как мы знаем, на железе не экономит. Все, что я писал о предыдущей модели Orion, безусловно, относится и к нынешней, но в этот раз внимание концентрируется не столько на динамических контрастах, сколько на общей музыкальности. В звучании усилителя стало больше изысканности, а наши Monitor Audio Gold Reference 20 раскрылись совершенно с неожиданной стороны – появилось странное ощущение, будто слушаешь не современную акустику, а очень дорогую, сделанную в середине прошлого века. Детальность, прозрачность, высокое гармоническое разрешение сочетаются с теплотой, которая делает прослушивание очень комфортным. Масштаб оркестра передается с размахом, пространственной информации много, картина в целом очень близка к идеальной, с точным расположением виртуальных источников. Как и в прошлой версии, чувствуется и солидная энерговооруженность блока питания – по резкости атаки и способности воспроизводить мощные всплески уровня. И даже в последнем случае разборчивость не теряется, возникает лишь легкая окраска, свидетельствующая о появлении искажений на предельных мощностях. Кстати, клиппирует усилитель очень мягко, без «скрежета», характерного для перегруженных транзисторных каскадов. На тихих фрагментах слышен зал. Едва различимые звуки не всплывают из пустоты, они органично переплетаются с атмосферными нюансами, характерными для просторного зала.

090.jpgТембральный баланс практически идеален, даже на сложных произведениях отсутствует акцент на отдельные группы инструментов. И звучание любого из них, будь то скрипка, гобой или треугольник, передается естественно, с минимальными упрощениями. Удар по тарелкам действительно бьет по ушам, как при живом исполнении.

И конечно, отмеченная выше разборчивость звучания, неизменно высокая при любых уровнях громкости, оказывается очень кстати и на других жанрах. Например, на самых сложных с точки зрения спектра композициях Dream Theater каждый отдельный звук прекрасно различим в предельно насыщенной картине. А благодаря общему теплому характеру звучания такая детальность не вызывает ощущения формальности или чрезмерной аналитичности – любое произведение воспринимается именно как музыка, а не набор звуков.

В триодном режиме слегка сужается динамический диапазон, но нижний регистр приобретает большую основательность и внятность. Звучание несколько расслабляется, на камерных жанрах лучше прорисовывается атмосфера, вокальные партии становятся чуть живее. Музыкальное действие захватывает, дистанция между слушателем и происходящим на сцене очень незначительна.


Источник: журнал Салон Audio Video | январь 2012