Патент на музыкальность

27.11.2012 Возврат к списку Просмотрено: 2334 раз
Интегрированный усилитель Pass Int-150 (319 300 руб.)
Tехнические параметры [ по данным производителя ]
Выходная мощность (4 / 8 Ом), Вт 300 / 150 x 2
Частотный диапазон (–3 дБ), Гц 1,5—60 000
КНИ (1 кГц, полная мощность), % 1
Коэффициент демпфирования 150
Рабочая температура усилителя, 0С 53
Аудиовходы аналоговые XLR х 2, RCA х 2 (плюс 2 RCA,
спаренные с XLR)
Выходы предварительного усилителя XLR, RCA
Потребляемая мощность, Вт 200
Габариты, мм 480 x 180 x 480
Масса, кг 27

Технические характеристики не гарантируют качественного звучания, но, как ни крути, без физики не будет и лирики. Возможно, именно этими мыслями руководствовался Нельсон Пасс, посвятивший всю свою деятельность поиску и патентованию принципиально новых технических решений в области разработки и производства усилителей. Самый известный патент Нельсона получен на технологию Super-Symmetry, которая лежит в основе проектирования усилителей Pass Labs, в том числе тестируемой модели Pass Int-150.

Проще — лучше
Одна из виднейших фигур аудиоиндустрии последних десятилетий, Нельсон Пасс разрабатывал усилители Threshold, Adcom, Forte. На основе глубокого знания физики полупроводников он выдвинул ряд выдающихся идей, среди которых усилительный режим «Динамический класс А» (взят на вооружение многими фирмами), усилитель на каскодах, однотактный УМ с активным источником тока. Пасс разработал систему активного подавления акустических резонансов в помещении, АС с излучателем «ионное облако»…
2.png
Он активный пропагандист транзисторных усилителей класса А, публикуется в научных журналах, поддерживает фестивали Burning Amp Festival и Rocky Mountain Audio Fest. Наконец, «адмирал» Нельсон Пасс многие годы уверенно правит одним из флагманов High End, который носит его имя: компанией Pass Labs. Технология SuperSymmetry — отражение убеждений и взглядов Нельсона Пасса на идеальный звук, но что привело к ее появлению? По мнению инженера, суть прогресса в области разработки и производства усилителей в том, чтобы делать их все лучше, при этом максимально упрощая конструкцию.

Из множества идей по совершенствованию конструкции усилителей и повышению их эффективности, предложенных в XX веке, Пасс выделяет лишь две, не идеальные, но наиболее близкие к поставленной цели: отрицательная обратная связь (ООС) и двухтактная схема. С легкой руки большинства разработчиков усилительной аппаратуры ООС стала слишком часто применяться для компенсации множества имеющихся у создаваемых схем недостатков, таких как искажения, шумы и нестабильность работы. Наряду с очевидными достоинствами ООС обладает и существенными минусами, оказывая негативное влияние на звучание. Сложившаяся ситуация побуждала инженеров уменьшать глубину обратной связи и сосредоточивать внимание на качестве самих схем.

В то же время финский профессор Матти Оттала предложил концепцию переходной внутренней модуляции, которая провозглашала основными виновниками плохого звучания чрезмерное использование ООС и ограничение скорости нарастания выходного напряжения. Исследования Питера Уокера и самого Пасса подтвердили предположения Оттала. Как выяснилось, решить эти две проблемы можно двумя путями: проектировать либо более сложные схемы, либо максимально простые. Анализируя эволюцию топологии схем своих усилителей, Нельсон пришел к выводу, что чем проще конструкция, тем лучше звучание.
3.png
С учетом этого принципа он избрал для себя основное направление разработок, которое состоит в повышении качества и эффективности схем с одновременным упрощением их топологии. Несмотря на то что патент на SuperSymmetry был получен лишь в 1990-х годах, соответствующая идея зародилась еще в конце 1970-х. Тогда Нельсон Пасс исследовал усилители, корректирующие ошибки, — такие приборы должны были стать достойной альтернативой традиционным усилителям с ООС. Изыскания в этой области привели к созданию модели Threshold Stasis (выпускалась по лицензии фирмой Nakamichi), однако Пасса не покидало ощущение, что должно существовать более простое и элегантное решение проблемы глобальной обратной связи. В течение 15 лет он рисовал и просчитывал различные схемы и, наконец, в один из дней 1993 года набросал схему, соединяющую два транзистора, каждый из которых был охвачен локальной ООС.

 Так формировалась концепция Super-Symmetry, позднее защищенная патентом США № 5376899. В рамках Super-Symmetry две идентичные (симметричные) усилительные цепи, одна из которых подключается к плюсовой выходной клемме, а другая к минусовой, связаны в центральной точке с нулевым напряжением, где компенсируются искажения, присутствующие в половинах схемы, складываясь в противофазе, без ООС. Таким образом достигаются совершенная симметрия по напряжению и току и «антисимметрия» по шумам и искажениям. Как правило, обе половины симметричной схемы имеют идентичные показатели шумов и искажений, основная часть которых в итоговом сигнале компенсируется — остается лишь 10% от исходного уровня.

При помощи Super-Symmetry суммарное значение искажений можно довести до величины не более чем в 1% от первоначального и повысить эффективность обычной симметричной схемы в 10 раз! Суперсимметрия как таковая не уменьшает искажений и шумов, присущих каждой из частей симметричной схемы, результат получается за счет обеспечения их идентичности. Идентичность половин электронной схемы достига-ется в том числе благодаря ограниченному применению местной ООС. Это нисколько не противоречит взглядам Пасса, который считает, что для звука губительна глубокая ООС, тогда как осмотрительное использование местной ООС приносит больше пользы, чем вреда. Итак, принцип суперсимметрии выделяет единственное существенное требование к входному сигналу — он должен быть симметричным.

Знакомство
Int-150 — такое название получил долгожданный первенец в линейке интегральных усилителей Pass Labs. Он перебросил мостик через глубокую пропасть, разделяющую сложные и очень дорогие усилители класса High End и Hi-Fi-компоненты с демократичной ценой. Кроме того, он стал самым недорогим усилителем компании, что сделало звучание Pass Labs доступным широкому слою любителей высококачественного звуковоспроизведения. По словам Пасса, Int-150 — это, в сущности, стереоусилитель мощности X150.5, дополненный несколькими линейными входами и первоклассными регулятором громкости и пультом дистанционного управления.
4.png
Аппарат построен на двух каскадах усиления, работающих в двухтактном включении с применением местной ООС и — самое главное — запатентованной технологии SuperSymmetry. В Int-150 нет разделительных конденсаторов, общей ООС, специальных цепей, стабилизирующих режим работы транзисторов, — стабилизация осуществляется автоматически за счет температурной характеристики проводников и притом мгновенно, а не с запаздыванием, как в схемах с термодатчиком на радиаторе или даже внутри транзистора. На кратчайшем пути сигнала стоят всего два транзистора. По своей конструкции Int-150 относится к серии усилителей X.5, которая появилась в 2003 году как модернизированный вариант линейки X. Улучшения коснулись множества аспектов. В каскодном симметричном входном каскаде транзисторы MOSFET были сменены на JFET, обладающие более низким уровнем шума, большей линейностью и более высоким входным импедансом.

Увеличено количество сдвоенных дополнительных MOSFETтранзисторов, работающих как повторители, обеспечивая более высокие ток и мощность, а также лучшую линейность. Был усовершенствован источник питания — он лучше аккумулирует энергию, менее шумными стали трансформаторы. Выпрямители тока заработали намного быстрее, улучшилась фильтрация в первичной и вторичной цепях питания. Оптимизирована компоновка усилителя: больше внимания уделено взаимному расположению проводки и монтажной платы для снижения шумов и искажений, а также повышения надежности. Получив представление о внутреннем устройстве аппарата, давайте взглянем на него снаружи. Он весьма тяжелый — более 27 кг.
5.png
По бокам разместились длинные наклонные радиаторы охлаждения. Элементы эти совсем не лишние: хотя усилитель работает в классе АВ, его рабочая температура достигает 53 0С. Дизайн Int-150 строг и лаконичен, как и подобает компоненту высокого класса. На передней панели видим минимум органов управления. Под ярким синим флуоресцентным дисплеем, занявшим центр фасада, выстроился ряд кнопок. Две из них предназначены для включения питания («Power») и отключения громкости («Mute»), остальные используются для выбора входов усилителя. Правее них расположилась солидная рукоятка регулятора громкости. Дисплей с крупными символами служит для отображения лишь основной информации: номера избранного входа и уровня сигнала отдельно правого и левого каналов; яркость его можно менять, но только при помощи прилагаемого пульта дистанционного управления.

Баланс левого и правого каналов также регулируется исключительно с пульта. На задней панели Int-150 имеются разъем для сетевого кабеля с гнездом плавкого предохранителя, две пары акустических клемм, а также шесть пар входов, поделенных необычным образом: две пары клемм RCA предназначены для несимметричного соединения, а остальные четыре разбиты на две группы, в каждой из которых — по два балансных входа XLR и небалансных RCA. Производитель указывает, что когда разъемы XLR не используются, то в них должна быть установлена специальная комплектная перемычка, необходимая для корректной работы усилителя. Помимо входных портов, Int-150 оснащен выходом предусилителя, выполненным как на симметричных разъемах XLR, так и на несимметричных RCA.

Звуки музыки
С учетом суперсимметричной конструкции аппарата при тестировании использовалось его балансное соединение с источником сигнала. После недолгих размышлений программу решено было открыть диском с музыкой для арфы в исполнении Лавинии Мейер (Lavinia Meijer). Прекрасно записанный альбом «Fantasies & Impromptus» изобилует тихими местами и многочисленными паузами, позволившими оценить способность Int-150 передавать тишину между музыкальными нотами.

 Мелодия заполняла комнату прослушивания, изливалась из акустических систем свободно и непринужденно. В полной мере раскрывался весь немалый эмоциональный потенциал игры Мейер, обнажались не только мельчайшие детали самой музыки, но и, как казалось, глубокий философский подтекст исполняемых произведений. Мелодичность, легкая округлость и чуть заметная мягкость, с которой Int150 воспроизводил эту великолепную запись, никак не ассоциировались с его грозной и серьезной внешностью. В композиции «If you go» в исполнении Шили Хорн (Shiley Horn) меня покорило проникновенное звучание голоса певицы, в котором чувствовалась неподдельная грусть и тоска. Минималистский, чуть слышный инструментальный фон, служивший обрамлением трогательного вокала Шили, не навевал ни скуки, ни меланхолии, а, напротив, увлекал многообразием нюансов и полутонов, изысканностью звуковой светотени, не проявлявшимися во время воспроизведения этой записи другой техникой.


Несмотря на то что патент на Super-Symmetry был получен лишь в 1990-х, идея зародилась еще в конце 1970-х. Тогда Нельсон Пасс исследовал усилители, корректирующие ошибки, которые должны были стать альтернативой усилителям с ООС.



На ум невольно приходили ассоциации со звучанием некоторых ламповых приборов, пусть и не такие явные, как в случае Int-30A, работающего в классе А. В частности, подобные мысли были навеяны ненавязчивыми эфемерными высокими частотами. Их приятная теплота, мягкая и воздушная подача не приносили вреда общему звуковому разрешению. В среднеи низкочастотном регистрах угадывалась легкая тенденция к сглаживанию острых углов в музыке, благодаря чему звучание воспринималось мною как необыкновенно комфортное. Лишь иногда мне немного не хватало выказанных исполнителями твердости и даже жесткости. При прослушивании трека «Love song» из альбома Адель (Adele) «21» чувствовались полнота и телесность вокала, которые вкупе с точной локализацией формировали полноценный образ солистки. Наряду с точным рисунком музыкальной сцены улавливалась ее небольшая выпуклость в сторону слушателя, что порой вызывало небольшое — без ущерба для художественной стороны музыки — увеличение размеров инструментов и исполнителей. Вступление ритм-секции всякий раз свидетельствовало о весомом низкочастотном потенциале и отменной скорости усилителя.

6.pngПомимо глубины и упругости нижний регистр Int-150 обладал сочностью и густотой — о сухости баса не могло быть и речи. Подобный характер передачи низких частот окажется востребованным при воспроизведении записей рок-музыки, нередко мощных и плотных. Именно так прозвучал трек «The stars did`t show» с альбома «Meanwhile» легендарных рокеров 10сс. Несмотря на то что диск записан в 1990-х, он сохранил шарм 1970—80-х, и это настроение аппарат преподнес с максимальной экспрессией.

Все композиции были исполнены очень плотно и насыщенно. Легкий подъем в области нижней середины, среднего и верхнего баса сообщал дополнительную весомость и напористость, и возникло беспокойство, что это может лишить звучание воздуха и объема, однако вступление к «On the Turning Away» с диска «A Momentary Lapse of Reason» группы Pink Floyd развеяло опасения. Я не почувствовал в этой композиции привычной прохлады, но совершенно не был этим огорчен, так как с Pass Int-150 значительно усилился реализм вокала Дэвида Гилмора. Хорошая организация пространства позволила компоненту создавать трехмерные музыкальные картины, концентрируя внимание на музыке, от первой до последней ноты.

[ Музыкальный материал]
Lavinia Meijer. «Harp Fantasies & Impromptus» (Channel Classics, CCS SA 31711)
«Disque de Demonstration Focal №7» (Universal Music, 984 849-2)
Adele. «21» (XL Recordings, 88697 44699 2)
10cc. «Meanwhile» (7T’s Records, GLAM CD 52)
Pink Floyd. «A Momentary Lapse of Reason» (EMI, TOCP-54126)
Toni Braxton. «Breathe Again at Her Best» (Sony BMG Music Entertainment, 75517406252)

[Контрольный тракт ]
CD-проигрыватели Cary Audio CD 306 SACD, Wadia S7i
Акустические системы KEF Reference 207/2
Кабель акустический XLO Signature 3
Кабель межблочный XLO Signature 3
Кабели сетевые Stereolab Vulkan

[ Вывод ]
Pass Int-150 аккумулировал достоинства транзисторных схем и одновременно лишен их недостатков. Грозный титан с нежной душой и проникновенным звучанием, способный на великие свершения, — так можно охарактеризовать этот компонент. Приятно осознавать, что усилитель, являющийся плодом многолетних исследований и построенный на высококачественной элементной базе, — это не только красивая и дорогая вещь, но и надежный проводник в мир музыки.

Журнал АудиоМагазин 5 2012