Олимпийский стиль Sonus Faber Olympica II

01.07.2014 Возврат к списку Просмотрено: 808 раз
    Как бы предвидя вопросы о происхождении имени Olympica, Sonus Faber уже в начале словесной преамбулы к линейке упоминает Teatro Olympico — архитектурный шедевр, возведенный Андреа Палладио в североитальянской Виченце на закате XVI столетия. Вряд ли стоит связывать экскурс компании в ренессансные времена лишь с желанием сопроводить свою продукцию эффектной ассоциацией. Так или иначе, в Италии — стране с, вероятно, наибольшей плотностью искусства на единицу площади — люди особенно остро ощущают красоту и нуждаются в ней. Сама история привила итальянцам обостренное эстетическое чувство. Предлагаю рассказ об уникальной визуальной и звуковой эстетике Sonus Faber на примере модели Olympica II.

Вблизи флагмана
    Премьера серии Olympica состоялась год назад на мюнхенском форуме, в рамках которого демонстрировались модели с номерами I, II и III. Полностью линейка была укомплектована в конце лета 2013-го. В каталоге Sonus Faber семейство Olympica располагается ниже четырех единичных (внесерийных) моделей: Guarnery Evolution, Amati Futura, Lilium и флагмана Aida, то есть довольно высоко. Кроме трех вышеупомянутых, в нем присутствует и акустическая система центрального канала (это единственная, пожалуй, формальная параллель с первым словом творения Палладио — Teatro).

sonus_faber_Olympica_new_series_speaker_cremona_livio_cucuzza_matej_isak_mono_and_stereo_review_test_munich_2013_report_muchen_Olympica_adv_ORIZZ_LOW copy.jpg

    Рассматриваемые Olympica II — колонки трехполосные, как и лидер серии Olympica III. Последний укомплектован двумя вуферами, а не одним, он несколько выше, значительно (на 10 кг) тяжелее; отличия в паспортных метриках невелики. Импеданс 4 Ом у всех моделей Olympica наводит на мысли об усилителе, способном щедро отдавать ток в нагрузку.
    В контексте рассмотрения Olympica II важно констатировать два момента: во-первых, технологическую оснащенность акустической системы фирменными разработками (сильная структура Fine Sounds Group, владеющая, наряду с Sonus Faber, несколькими авторитетными в аудиофильской среде американскими брендами — Audio Research, Wadia Digital и McIntosh Labs, может позволить себе направлять средства на соответствующие исследования), во-вторых, близость к флагману Sonus Faber.
    У Aida заимствована, в частности, технология высокочастотной головки Damped Apex Dome. Динамик представляет собой гибрид кольцевого и купольного излучателей. На макушке текстильного купола высокочастотника 29XTR2 (в Aida применен 29XTR-06) посредством тонкого вертикального коромыслица ориентирован пулеобразный элемент, блокирующий противофазные колебания мембраны. Нечто подобное можно видеть у знаменитой головки Ring Radiator. Так или иначе, эта идея варьируется рядом компаний, правда, результаты в основном не столь убедительны, как у Sonus Faber.
    150-мм среднечастотник MW15XTR работает в полосе 250—2500 Гц. Среди его особенностей — звуковая катушка с композитным каркасом и омедненным алюминиевым проводом (Copper Clad Aluminium Wire); последний, очевидно, дал выигрыш в массе (перед медной жилой) и обеспечил более высокую проводимость (по сравнению с алюминием) и лучшую адгезию к припою. Производитель замечает, что эти меры, а также присутствие в конструкции головки трех колец Келлога — Геллера позволили избавиться от вихревых токов («eddy current free») и добиться высокой линейности взаимодействия звуковой катушки и магнита.
    Любопытен диффузор, изготовленный из целлюлозы, высушенной естественным способом (в атмосфере и при естественной температуре); бумага имеет включения в виде армирующих и корректирующих ее свойства разных натуральных волокон, среди которых есть капок (растительный пух) и кенаф (более грубое волокно). Подчеркивается, что мембрана громкоговорителя формовалась без применения давления. Наконец, на поверхность диафрагмы тонким слоем нанесен вязкий материал с целью демпфирования изгибных мод. Конструкторы позаботились о снижении компрессии и о профилактике резонансов и искажений (special coaxial anti-compressors) — обращает на себя внимание металлический элемент в форме инвертированной воронки в центре среднечастотника.

munich_2013_show_highend_high_end_report_matej_isak_mono_and_stereo_sonus_faber_olympica_devialet_new07 copy.jpg

    180-мм НЧ-громкоговоритель W18XTR — прямой родственник вуфера, примененного в Aida. Его конусная мембрана получена соединением слоев синтетической пены и целлюлозы (внешний слой). Компания ставила перед собой задачу добиться максимальной близости звуковых характеров динамиков смежных — низкой и средней — полос. Немаловажно, что частотная граница между полосами приходится на область, в которой мы слышим очень хорошо (250 Гц — малая октава рояля и нижняя граница зоны наивысшей чувствительности слуха). 
    Оригинально решено фазоинверторное НЧ-оформление: конструкторы организовали длинный вертикальный канал (во всю высоту АС), который расположен сзади и сбоку и закрыт перфорированной металлической пластиной, выполняющей роль демпфера воздушного потока; в нижней ее части перфорация сделана как бы менее упорядоченной — очевидно, из эстетических соображений. Боковая ориентация фазоинвертора расширяет возможности поиска оптимального баса — колонки можно менять местами, направляя дыхательную щель как внутрь, так и наружу.
    Вполне естественно для Sonus Faber пристальное внимание к кроссоверу. Компания не сообщает подробностей, за исключением того, что фильтры собраны на аудиофильской элементной базе (бумагомасляные конденсаторы Mundorf Evo, индукторы Jantzen). Имеются две пары высококачественных разъемов (bi-wiring/amping) для кабелей, терминированных любым способом.
    Sonus Faber традиционно придает большое значение форме корпуса АС. В данном случае дизайнеров и конструкторов вдохновил образ древнегреческой лиры — еще одно заимствование у Aida. Итальянская компания и в прошлые годы (в период руководства Франко Серблина) изыскивала какието технико-музыкальные связи (лютня, скрипка и пр.) и проводила прямые параллели между своими колонками и музыкальными инструментами. При всей существенной разнице в функционировании корпусов акустической системы и, скажем, лютни (в одном случае корпус должен быть акустически инертным, а в другом, напротив, активным), а также ряде других отличий (у колонок нет струн, клавиш, к ним не прилагается исполнитель и т. д.), такое сравнение представляется мне уместным, ведь и та и другая — это, в сущности, инструменты для создания музыки, то есть в некотором роде музыкальные инструменты. Несмотря на инертность, корпус АС обладает акустически важными свойствами, связанными с контролем внутренних воздушных возмущений, стоячих волн. Слова «triple curvature cabinet walls» означают, что форма акустического оформления (его поперечное сечение) получена сопряжением трех дуг с разными радиусами. Другими словами, корпус Olympica II, в отличие от тела лиры, асимметричен.

Sonus-faber-Orchestra-II-and-III copy.jpg

    Сейчас Sonus Faber использует массив древесины при производстве корпусов не так щедро, как, скажем, лет пять назад, однако не отказалась от этого вовсе. В нашей Olympia II верхний и нижний лирообразные абрисы выведены при помощи массива благородного ореха. Боковые части колонок покрыты шпоном того же высокодекоративного дерева с разделкой — в давнишнем фирменном стиле — тонкими (не больше 2 мм) полосками светлого клена; верхняя и фронтальные плоскости затянуты натуральной кожей. Здесь преобладают матовые поверхности, с которыми контрастируют блестящие металлические элементы: верхний кант, периферийные кольца динамиков, центральный элемент среднечастотника, опорные конусы.
    Традиционно для Sonus Faber акустическая система выглядит в высшей степени изысканно, дизайн тяготеет к нестареющей классике. В облике Olympica II есть множество деталей, которые приятно рассматривать (ниже будет сказано и о деталях, приятных на слух). Это сочетание цветов и текстур натуральной древесины и натуральной кожи; металлический рант, прилегающий к верхней ореховой накладке; безупречно выполненная строчка черной нитью на коже сверху — она, в свою очередь, вторит линии, заданной ореховой накладкой; выдавленный горячим теснением на коже логотип фирмы. Кроме того, нельзя не упомянуть отсутствие спереди крепежных элементов, за исключением четырех отверстий в ореховых кантах (по два сверху и снизу) для монтажа оригинального, известного по многим другим моделям Sonus Faber, гриля из множества пружинящих толстых нитей; стальные опоры в виде двух толстых фигурных металлических пластин, каждая из которых крепится к корпусу тремя саморезами (более длинные передние опорные конусы задают наклон колонки назад для согласования временнóго отклика трех динамиков) Немаловажно, что изготовлена модель поистине безупречно. Как известно, в слово «безупречно» может вкладываться разный смысл. Если, скажем, у датчан оно подразумевает самое высокое технологическое качество, то у итальянцев к последнему добавляется важная эстетическая компонента. Все это не удивительно, ведь колонки Sonus Faber производятся на заводе компании в Аркуньяно. Недалеко, в соседней Виченце, находится вышеупомянутый Teatro Olympico.

SF Olympica copy.jpg

Верность традиции
    Самая высокая мера внутренней гармонии и филигранная отточенность деталировки свойственны звучанию Olympica II в той же мере, что и внешнему виду этих акустических систем. В ряде давнишних тестов колонок Sonus Faber разного уровня и времени выпуска я определял для себя главную черту их звукового характера: благородство. Музыкальный почерк Olympica II так же представляется мне в высшей степени благородным.
    Еще одна общая особенность звучания модели — его нейтральность. Как мы знаем, нейтральность — определение не строгое, оно обозначает некий диапазон, ограниченный с одной стороны звучанием холодным, студийным, инструментальным, механистичным и, как следствие, малоэмоциональным, а с другой — относительно вольным, в той степени, в какой эта вольность еще воспринимается как уместная для исполняемой музыки. У Olympica II указанные две крайности очень хорошо сбалансированы, причем не возникает ощущения, что колонки хоть что-то добавляют от себя в ущерб музыке. Разве что они слегка усиливают живые акустические компоненты — отклики дек инструментов, ощущение трехмерного акустического объема, экспрессию штриха — при воспроизведении соответствующей музыки.
    Внутренняя и общая звуковая гармония — редкое достоинство модели. Существуют высококлассные акустические системы, более эффектно представляющие части частотного спектра (хрустальный верх, бархатная середина, упругий бас и т. д.), притом что, соединенные вместе, эти части не создают у слушателя целостного впечатления. Olympica II, напротив, демонстрируют в высокой степени гомогенное, стилистически цельное звучание. 
    Об очень высоком тембровом разрешении и ровном тональном балансе свидетельствует академический рояль — без прослушивания аккуратно сделанных записей фортепиано нерядового художественного уровня, на мой взгляд, невозможно составить полное суждение о звучании аудиокомпонента. В представлении Sonus Faber тембровые и регистровые компоненты рояля даны в пропорции, близкой к идеальной. По объективным причинам мы не проводили измерений Olympica II, однако их итогом, несомненно, были бы весьма аккуратные АЧХ и ФЧХ. 
    Нижний регистр АС нельзя аттестовать как очень глубокий (все-таки у Sonus Faber есть более дорогие и явно более басовитые модели, в том числе Olympica III). Колонки обозначали циклопический бас в конце Чаконы Баха, Токкаты Прокофьева (SACD «Midnight at Notre-Dame»), в «Весне священной» Стравинского, эпизоде с ударными в симфонии «Магма» Тююра, но низам в этих фрагментах недоставало широты и раскрепощенности. Вместе с тем не возникало претензий к качеству баса, который был структурно ясным и без слышимого шва смыкался с серединой (как говорилось выше, конструкторы добивались этого посредством трудоемкой слуховой настройки звучания).
    Владельцу Olympica II надлежит внести свою лепту в гармонизацию звука на уровне системы. Важно вдумчиво и осмотрительно подойти к подбору усилителя (не исключено, лампового), источников и кабелей.


Вывод
Существуют аудиокомпоненты, позволяющие прикасаться к настоящей музыке, углубляться в нее. Sonus Faber Olympica II — один из них. Безупречный вкус, высочайшее качество, изысканность и благородство свойственны как внешнему виду этих акустических систем, так и их музыкальному стилю.

Источник: журнал АудиоМагазин