Диалектика звука Sonus Faber Olympica III

11.09.2014 Возврат к списку Просмотрено: 1494 раз
    В прошлом выпуске нашего журнала был помещен рассказ об акустических системах Sonus Faber Olympica II — младшей напольной модели из соответствующей линейки именитой итальянской компании, колонках с удивительно благородным и породистым звучанием. В этот раз рассматривается и выслушивается лидер «олимпийского» семейства — Olympica III.

Одного поля ягоды?
    О сравнении двух АС из одной серии того или иного бренда можно говорить лишь с оговорками. Как правило (исключения настолько редки, что даже и не приходят сразу на память), вследствие идентичности конструкции — технологий динамиков, акустического оформления, корпуса, кроссоверов и т. д. — колонки демонстрируют один и тот же музыкальный почерк, который создавался инженерами для всей линейки, а не для каждой модели в отдельности. Опыт свидетельствует, что разными у «односерийных» акустических систем почти всегда бывают — самое главное — паспортные (и реальные) значения нижней границы частотного диапазона и подводимой мощности, а также количество и (реже) калибр динамических головок. Остальные характеристики, например габариты и масса, оказываются производными от основных. Таким образом, существенная разница в стоимости между моделями-соседями обусловлена в первую очередь прибавкой в нижнем частотном регистре. Сегодня, как и прежде, бас в цене, и покупателю приходится немало доплачивать за несколько басовых герцев. Здесь я попытаюсь поразмышлять о том, сколь велика эта дистанция — не в количественном, а в качественном отношении. 

Luxury-Olympica-Speakers-by-Sonus-Faber-11 copy.jpg

    Рассказывать о колонках-однофамильцах из одной и той же серии, да к тому же в смежных номерах, имеет смысл еще и потому, что всякая очередная встреча даже со знакомым аудиокомпонентом позволяет открыть в нем нечто новое, дает возможность отметить то, что в прошлый раз по той или иной причине не удостоилось особого внимания, о чем не было упомянуто, например, вследствие ограниченности объема теста: все-таки бумажный журнал — это не интернет-издание. (Почему одно и то же — или почти одно и то же — звучание производит на нас в разное время разное впечатление — это для меня вопрос вопросов, которого хотелось бы так или иначе коснуться на страницах «АудиоМагазина», не в этот раз, конечно. Понятно, что рассуждения о фазах Луны и биоритмах мало что объясняют.)
    Открытие нового в старом тем вероятнее, чем содержательнее воспринимаемое явление. Искусствоведы любят говорить о непрерывном открытии нового при всматривании в хорошую живопись. А колонки Sonus Faber, несомненно, крайне содержательны, и прежде всего в главном — в представлении музыки.

Паспортный контроль
    Чем же объективно отличаются друг от друга две вышеупомянутые «олимпики», кроме вертикальной черты, превратившей римскую II в III?
    Как говорилось выше, это в первую очередь прибавка в нижнем регистре, которая обеспечена применением дополнительного, второго, 180-мм вуфера (у Olympica II в нижней полосе работает только один такой динамик) и несколько бóльшим объемом акустического НЧ-оформления.
    Судя по спецификациям, нижний предел частотного диапазона отличается у двух моделей на 5 Гц. В данном случае было бы неверно замечание «каких-то пять герц», скорее, стоит сказать: целых пять герц. Как мы помним, единицам герцев в НЧ-иапазоне соответствует значительная часть октавы, тогда как в верхнем регистре это совсем уж ничтожный интервал. Другими словами, разница между 35 и 40 Гц несравненно более существенна, чем между, скажем, 1000 и 1005 Гц. Можно сказать, что 5 Гц близки по значению пяти и более килогерцам наверху. Соответственно, частотные приращения в басу достигаются бóльшими технологическими усилиями и потому стоят дороже.
    Параметрически Olympica III отличаются от Olympica II также увеличенной чувствительностью (90 и 88 дБ/Вт/м) и более высоким верхним пределом диапазона мощности (300 и 250 Вт). Наконец, Olympica III больше по размерам (почти на 6 см выше) и намного — на целых 10 кг — тяжелее. Последнее ощущается в первую очередь, так как с «тройкой» гораздо сложней управляться при распаковке и установке.
    Важно заметить, что, несмотря на возросшие габариты, пропорции АС не изменились.
    Остались неизменными и частоты раздела: 250 и 2500 Гц. Таким образом, нижний частотный отрезок поддержан только добавлением излучателя и корректировкой объема оформления.
    Несколько по-разному решены у двух моделей опорные стальные лапы: Olympica III поставляются в сборе, тогда как у Olympica II этот элемент нужно самому крепить при помощи саморезов.

Олимпийский генотип
    В статье об Olympica II содержался обзор реализованных в колонках фирменных технологий. Поскольку в инженерном отношении все модели Olympica идентичны, здесь я скажу об этом телеграфным стилем. 
    Важно еще раз отметить высокую степень технологического родства АС «олимпийской» линии с флагманом линейки Aida. Среди подобных заимствований есть высокочастотная головка Damped Apex Dome, представляющая собой некий гибрид кольцевого и купольного излучателей; «пулька» на макушке купола блокирует его противофазные колебания, гарантируя чистую (что прекрасно прослушивается). 

Olympica-II-3 copy.jpg

    Другая прямая технологическая параллель с Aida — 180-мм низкочастотный громкоговоритель (напомню, что в Olympica III установлены две такие головки). Внешние целлюлозные слои конусной мембраны низкочастотника соединены между собой посредством прослойки синтетической пены. Замечается, что благодаря значительной жесткости и превосходному внутреннему демпфированию этот сэндвич отлично держит форму при отработке высокоамплитудного сигнала, приближая характер функционирования диффузора к идеальному — поршневому.
    В 150-мм среднечастотнике применены звуковая катушка с композитным каркасом и омедненным алюминиевым проводом (Copper Clad Aluminium Wire), диффузор из целлюлозы, высушенной в атмосфере при естественной (для Апеннин) температуре; в целлюлозу добавлены оптимизирующие ее свойства натуральные мягкие и грубые волокна (капок и кенаф). Центральный воронкообразный элемент препятствует неравномерной компрессии воздуха и блокирует резонансы.
    В Olympica III мы видим знакомую вертикальную дыхательную щель, закрытую (не наглухо) перфорированной металлической пластиной — оригинальный союз идей фазоинвертора и панели акустического сопротивления.
    Наконец, корпус Olympica, как и Aida, вдохновлен очертаниями древнегреческой лиры. Впрочем, эта весьма опосредованная связь имеет не звуковое, а, скорее, имиджевое наполнение, ведь принципы функционирования корпусов АС и лиры совершенно различны.

Орех и графит
    В разделе «Finish» Sonus Faber указывает для Olympica две позиции: орех (Walnut) и Graphite. В прошлый раз, знакомя с Olympica II, отделанными орехом, я сказал немало красивых слов. Olympica III предстали в ином одеянии. Очевидно, что по декоративности и производимому визуально-эстетическому эффекту варианты отделки нисколько не уступают друг другу.
    Различия между ними — это более темный тон дерева (для Graphite — массива грецкого ореха) и то, что боковые горизонтальные полосы в последнем случае не контрастируют с тонкими линиями разделки (в декоре Walnut применяется светлый клен, а в Graphite — так называемый черный клен), а также с высококачественной черной натуральной кожей.
    Облик колонок создавался посредством не только расчета, но и, повидимому, художественной интуиции, в значительной степени по наитию, подобно Teatro Olympico, давшему название серии Sonus Faber. Сегодня это довольно редко встречающийся феномен, ведь интуиция совершенно не поддается нормированию и программированию.
    В Sonus Faber эстетично все, за исключением, пожалуй, упаковки. Прилагаемый к акустическим системам 70-страничный альбом с рассказом об Андреа ди Пьетро делла Кондола, известном как Палладио, о производстве на фабрике в Аркуньяно, о том, как выдерживается ореховая древесина и заготавливается высококачественная бычья кожа, по изысканности оформления, качеству бумаги (в данном случае что-то вроде antique paper) и полиграфии не уступает дорогим сборникам художественных репродукций.
    Получаешь истинное наслаждение, рассматривая эти необыкновенно красивые колонки. Подчеркну, что в словах «истинное наслаждение» отсутствует какая бы то ни было журналистская экзальтация (я вообще стараюсь не допускать ничего подобного). В дизайнерском отношении изделия Sonus Faber — это нечто совершенно особенное, даже в изобилующей всякими изысками (подчас вычурными и безвкусными) акустической области High End. Совершенно особенное также и в звуковом отношении…

Грани таланта, лики гения
    В тесте Olympica II есть такой фрагмент: «Нижний регистр колонок нельзя аттестовать как очень глубокий (все-таки у Sonus Faber есть более дорогие и, несомненно, более басовитые модели, в т. ч. Olympica III). Колонки обозначали циклопический бас в конце Чаконы Баха, Токкаты Прокофьева (SACD «Midnight at Notre-Dame»), в «Весне священной» Стравинского, эпизоде с ударными в симфонии «Магма» Тююра, однако нижнему регистру в этих местах недоставало широты и раскрепощенности». Бас Olympica III существенно глубже и плотнее при столь же высоком структурном качестве. И в этом случае не возникает мыслей о дефиците «широты и раскрепощенности». Об этом можно судить по воспроизведению того же музыкального материала. Вот убедительная иллюстрация большого музыкального значения добавленных нижних герцев. Звучание «тройки» более фундаментальное, основательное, более крупное и скульптурное, АС уверенно цепляют даже инфранизкий бас в Реквиеме Джона Раттера.
    В случае Olympica III налицо фирменные звуковые особенности Sonus Faber: высочайшая естественность преподнесения музыки, свободное дыхание, совершенная прозрачность (как прозрачность воды у рифов Карибского моря) и объемность трехмерного звукосценического пространства, редкая гомогенность и внутренняя логичность развития музыкальных образов. В этот раз мое внимание привлекли и показались уместными слова на картонных коробках от колонок: «Delicate Instrument». Можно дополнить: «musical instrument». 
    Когда описываешь звучание Olympica III, как и других творений под этой итальянской маркой, нет ни малейшего желания прибегать к журналистской схеме, последовательно рассказывая о низких, средних, высоких, звуковой сцене т. д., так как АС не просто воспроизводят записи, а убедительно передают музыку. Ведь, слушая музыку, не хочется разбирать ее по косточкам (если, конечно, ты не теоретик музыки), подобно тому, как, увидев интересное человеческое лицо, в последнюю очередь думаешь о форме носа и разрезе глаз.
    Я отдаю себе отчет, что словам «естественность», «свободное дыхание», «внутренняя логичность» и пр. свойственна известная неопределенность, что они допускают некий диапазон трактовок (я встречал людей, для которых вполне естественен жирный, одутловатый бас). Что касается меня, то я делаю соответствующие заключения, сравнивая звучание Olympica III с многочисленными впечатлениями, полученными во время живых концертов в множестве концертных залов в качестве как слушателя, так и музыканта (то есть и собственно в зале, и на сцене). Именно потому эти колонки, считаю, подойдут и тем, кто любит воскрешать приятные концертно-оперные ощущения, и тем, кто стремится постигать настоящую музыку без налета аудиоискусственности.
    Звучание Sonus Faber — из тех, что покоряет сразу и никогда не разочаровывает. Пожалуй, я не смог бы сказать о каких-либо недостатках этого изумительного компонента не только на страницах «АудиоМагазина», но и даже…
священнику на исповеди.


Измерения
Untitled-12.jpg

    Неравномерность амплитудно-частотной характеристики колонок Sonus Faber Olympica III весьма умеренная (рис.2). Расчетный показатель на любом участке рабочего диапазона не превышает ±1,4 дБ. Значение само по себе невысокое, но может быть еще меньше при правильной ориентации АС относительно слушателя и коррекции уровня сигнала при биампинговом подключении. Чувствительность при подводимой мощности 1 Вт на 1 м составляет 88 дБ. Регистрируется малый прирост искажений при увеличении амплитуды сигнала, что свидетельствует о большом динамическом запасе (рис. 3). Особенно отметим низкие величины этого показателя в низкочастотной области. Поведение модуля входного импеданса стабильное (рис. 1). Максимум не превышает 17,7 Ом, минимум составляет 2,6 Ом. На последнюю цифру следует обратить внимание при выборе усилителя.

Вывод
Заочное сопоставление Olympica II и Olympica III позволяет говорить не только о большей глубине и энергии нижнего регистра, но и о большей основательности звучания «тройки» в целом. В остальном же наблюдения обычные для Sonus Faber: высочайший эстетический градус как внешнего вида, так и голоса акустических систем. Ощущение прикосновения к красоте не покидает во время визуального и слухового контакта с «олимпиками».

Источник: журнал АудиоМагазин 2014