Живые голоса Living Voice Auditorium R3

12.09.2014 Возврат к списку Просмотрено: 1455 раз
    Английская компания Living Voice в лице ее идеолога и генератора идей Кевина Скотта хорошо известна в аудиофильских кругах своим конструкторским нонконформизмом на грани (а иногда и за гранью) творческой дерзости. Определенно, многие из не очень опытных  посетителей выставок, где демонстрировалась верхняя модель Voice Olympian, лишь по наличию стоящих неподалеку «нормальных» колонок ассоциативно догадывались, что видят именно акустические системы, а не арт-инсталляцию в духе постиндустриального эклектического примитивизма (не уверен, что такое направление существует, но на ум приходит как раз нечто подобное). Зато глубоко сидящие в теме поклонники рупорных систем при виде этих «хайэндозавров» наверняка каждый раз инстинктивно хватались за снятую еще в гардеробе шляпу, ощущая перед диковиной благоговейный трепет вперемешку с горечью (почему я не Ротшильд?)… 

    В нашем новом обращении к Living Voice мы зайдем с ценового полюса, противоположного Voice Olympian. Объект рассмотрения на сей раз — гораздо более доступное творение английской фирмы, основанной в уже далеком 1991 году, — модель Auditorium, причем в базовой вариации R3. Она, как и созданные на ее основе продвинутые модификации, включая версии с выносными кроссоверами, была создана достаточно давно и прошла длительный путь развития.

_mg_9011.jpg

Кабинетный роман
    Корпуса Auditorium — интересная отдельная история. Первоначально они делались из древесно-стружечного композита высокой плотности (его оптимальная плотность была выбрана еще на стадии прототипа). После того как Кевин Скотт, наконец, определил  наилучшую его толщину, этот композит с достаточно грубыми и неоднородными включениями нескольких сортов ферментированной древесины неожиданно явил, как материал для корпусов АС, выдающиеся звуковые качества  при всем формальном убожестве своих свойств по сравнению с MDF — даже лучшие образцы MDF в данной конкретной конструкции неизменно разочаровывали Скотта. Не устроил его и новый финский композит из еловой стружки, который пришлось вынужденно использовать в связи с закрытием фабрики, выпускавшей старый.  Последовали долгие эксперименты с поставщиками и предлагаемыми вариантами ДСП, пока, наконец, не нашелся вариант, максимально близкий  к изначальному. Кстати, сами корпуса заказывались на датской фабрике Hornslet Cabinets, работающей по OEM-программе со многими производителями акустических систем, включая Audio Physic, Aerial Acoustics и пр. (еще раньше корпуса изготовлялись на Castle).
    Нестандартный выбор в пользу ДСП Скотт объясняет также тем, что когда-то у него была пара колонок JPW, звук которых ему очень нравился, а когда эта компания перешла с ДСП на MDF, такие же АС из новых партий, по его словам, «зазвучали ужасно».

Фазоинвертор вместо рупора
    Хотя у многих знатоков акустического рынка компания Living Voice ассоциируется прежде всего с рупорами, в ее самой популярной модели Auditorium никаких рупоров нет и в помине. На первый взгляд это абсолютный мейнстрим: аккуратные стройные столбики без скругленных углов и сложных профилей, все предельно ортодоксально и ортогонально. На лицевой панели вертикально выстроились три динамика: два 6,5-дюймовых вуфера и 1-дюймовый высокочастотник посередине, правда, не в каноническом ряду Д’Апполито — в линейку, а со смещением твитера к краю. Такое нередко встречающееся расположение, по мнению автора конструкции, дает более равномерную диаграмму направленности (производитель рекомендует устанавливать колонки ВЧ-динамиками внутрь). По поводу самих излучателей: сначала кажется, что их глянцевые диффузоры сделаны из полипропилена или какого-то еще полимера, и такое же впечатление производит купол высокочастотника. Однако это не так. В действительности материалы натуральные: традиционная бумага у вуферов и шелк у твитера, а глянцевыми поверхности выглядят из-за обильной пропитки. Все излучатели — производства Scan-Speak. Кстати, по слухам, твитер в Auditorium R3 — ближайший родственник знаменитой пищалки Scan-Speak Revelator.
    Описание фронтальной стороны остается дополнить лишь съемными грилями с закруглениями в нижней части — этот единственный не ортогональный элемент дизайна придает АС определенное изящество. Впрочем, надо заметить, что немногие истинные любители хорошего звука слушают колонки с грилями.
    Теперь переходим к тылу. И тут бросается в глаза круглый порт фазоинвертора, под которым находится слегка утопленная вглубь панель с четырьмя зажимными клеммами — производитель настоятельно советует использовать бивайринг. К счастью, при всей их внешней непритязательности универсальность в плане совместимости с «бананами» все же присутствует, что избавляет от мучений с массивными «лопатками», которые не очень удобно прикручивать. Фильтры кроссоверов низких порядков собраны из качественных комплектующих, включая безындуктивные проволочные резисторы и, самое главное, катушки с воздушным сердечником (обычно в АС такого класса находится хотя бы одна с магнитопроводом).
    Подставки у этой модели довольно необычные: простые полые толстостенные короба, каждый на четырех винтовых шипах. Колонки просто ставятся на них без какой-либо серьезной механической фиксации, если не считать рекомендованной производителем незастывающей липучки. Очевидно, она играет роль не только фиксатора, но и демпфера.

auditorium01.jpg

Живые голоса на слух
    Бытует мнение, что Living Voice Auditorium лучше всего раскрывают свои качества с ламповыми усилителями средней мощности, среди транзисторных же устройств оптимальный выбор довольно узок. Но что есть, то есть — при тестировании использовался транзисторный аппарат, который к тому же подключался однопроводным способом, следовательно, условия для колонок оказались не самыми тепличными. Однако мы подумали, что если они и при этом покажут себя не с худшей стороны, значит, не зря Кевин Скотт столь кропотливо подыскивал корпуса и год от года корпел над совершенствованием модели.
   Опыт показал, что для изучаемых АС очень важна расстановка (вы, конечно, спросите, а для каких она не важна? Все так, но для Auditorium R3 — важна особенно). Допускается она достаточно широкая, при этом звуковая сцена становится масштабнее и глубже, а пустота посередине не обнаруживается. И звук в целом делается более живым и натуральным.
    Характер звучания по первому впечатлению (как и последующим) —  настоящий английский, даже скорее  староанглийский: породистый, собранный, но с ощущением внутренней свободы. Динамика сдержанная, как бы направленная внутрь события, а  не выплескивающая наружу брызгами щекочущих слух контрастов. Подача больше интровертная, нежели экстравертная, самоуглубленная. Колонки не берут слушателя за пуговицу и не дышат ему в лицо, они держат дистанцию, уверенные в своей интеллигентской убедительности.
    В это, пожалуй, трудно поверить, но в звуке явно присутствовал рупорный оттенок! Неужели каким-то эзотерическим образом идеологическая направленность автора конструкции может просачиваться даже в нетипичные его творения? Впрочем, скорее  всего, за рупорную окраску была принята корпусная — иногда они бывают достаточно схожи (говорок чуть-чуть «в нос»). Все это, конечно, на уровне легкого оттенка, но и не заметить его опытному слушателю невозможно.
    Несомненно, существуют акустические системы с более глубоким басом — все-таки есть немало АС крупнее и дороже. Вместе с тем качество НЧ-регистра в целом в большинстве случаев не вызывало нареканий. Несомненно, серьезно улучшить этот параметр помогли бы эксперименты с усилением и подключением по bi-wiring/amping. С переходом к верхнему басу, нижней середине и далее, вплоть до верхней границы звукового диапазона, колонки вели себя практически как широкополосные, но без признаков тех естественных издержек, что присущи этому архаичному решению. На удивление точно складывались в единое и стройное целое сложнейшие гармонические наслоения, не оставляя шанса синтетической резкости, столь часто досаждающей слуху и неизменно напоминающей о том, что вкушаем мы не натуральный и экологический чистый продукт, а все же музыкальные консервы, пускай и высшего сорта. Даже иногда выстреливающие в голосе Кэрролл Кидд сибилянты (а выстреливают они на любых системах) казались естественными и в определенной степени уместными. Во всяком случае, они не срывались в шипение — колонкам 
удалось снять с себя ответственность за них, переадресовав претензии к истинным виновникам: микрофону, звукооператору и, наконец, выпустившей данный релиз компании Linn.
    Если рок и тяжелый ритм-н-блюз не сильно впечатлили ввиду особенностей баса и невыдающейся макродинамики (хотя слушать все равно было интересно), то с переходом к джазу, вокалу и классике процесс стал просто захватывающим — словно бы  висящую на стене сто лет картину, в которой знаешь каждый штришок, осветили по-иному, перевесив лампы. Вроде все то же самое, но тени легли не так, как раньше, что-то едва уловимое изменилось, и картина зажила поновому. Вот и здесь чуть ли ни каждую секунду возникало ощущение, что и саксофон как будто другой, причем без слегка раздражающей бахромы высоких гармоник, которая чудесным образом вплелась в звуковой контекст и превратилась в естественную хрипотцу, и тарелочка звякнула не так взрывчато, зато была… почти живая! Можно долго вспоминать подобные моменты и с фортепиано, и со скрипкой, и с вокалом, да и со всем, чем угодно, кроме большого барабана и контрабаса. Одним словом, эти колонки — настоящие мастера по естественной передаче сложных звуковых фактур. Когда в фактуре звука присутствует некая синтетика, человек концентрируется  на оценке звучания и слушает инструменты, а когда все становится натуральным, он начинает слушать музыкантов. Даже при наличии небольшого фонового окрашивания.



Измерения

scheme.JPG

    Флуктуации графика амплитудно-частотной характеристики укладываются в коридор 3 дБ во всем рабочем интервале (рис. 2). Неравномерность на участке СЧ не превышает 1,2 дБ. Чувствительность системы составляет 90 дБ при подводимой мощности 1 Вт. Нижняя граничная частота расположена на достаточно высокой для напольных АС отметке в 47 Гц (–10 дБ). Выше указанной точки колонки играют с минимальными признаками привнесенных искажений в широком динамическом диапазоне (рис. 3). Среднее значение КНИ для 88 дБ равно всего 0,25%. Модуль импеданса и поведение электрической фазы следует характеризовать как высокостабильные (рис. 1). Максимум входного сопротивления в 11,2 Ом приходится на 86 Гц, минимум (3,3 Ом) расположился в первой октаве среднечастотного диапазона, что не предвещает сложностей с подбором усилителя.


Вывод
    Удивительные акустические системы, обладающие достоинствами куда более дорогих моделей. Достоинств у Living Voice Audiotorium R3 несравненно больше, чем недостатков, которые к тому же, в отличие от объективных достоинств, могут носить субъективный характер. Каждое новое прослушивание на протяжении многих лет если и не будет дарить новые открытия, то сохранит ощущение свежести восприятия. Одним словом, удачное и абсолютно обоснованное название придумал Кевин Скотт для своей компании.

Источник: АудиоМагазин 2014